Назад К предыдущей части

Васильева Н.И.

2. Империя и ее города


 

2.1 Границы Великой Скифии

Вопрос о скифском "географическом пространстве" - один из самых острых. Еще бы... Как древние источники, так и данные современной археологии говорят об одном: границы Великой Скифии примерно совпадали с границами Российской империи...

Собственно "Скифия" простиралась от Приднестровья до Дона, далее к востоку начиналась "Савроматия" или "Сарматия" (поскольку сарматы говорили на "скифском" же языке, Скифия и Сарматия были различными политическими объединениями одного народа). На востоке "Сарматия" заканчивалась в Приуралье, и дальше шли владения среднеазиатских скифов - массагетов (саков) и южносибирских исседонов. Все четыре крупных региональных подразделения "Великой Скифии" (в рамках современной Украины, южной европейской России, Средней Азии и Казахстана, Южной Сибири) принадлежали одному и тому же "великоскифскому" народу.

Пространство Великой Скифии были черезвычайно обширным, совпадающим со степной зоной континентальной Евразии. И все это пространство в разные эпохи оказывалось заполнено удивительно однородными археологическими культурами. Казалось бы, вывод из этого следует один: все это пространство, как и сейчас, в прошлом заселял один народ. Но именно этого вывода и боятся как огня!

В раннем бронзовом веке (3000-2000гг. до н.э.) все степную и лесостепную зону Восточноевропейской равнины занимала так называемая Ямная культура, первая археологическая культура, которую с достоверностью можно приписать древним ариям. Казалось бы, чего здесь странного; одна природно-климатическая зона, лишенная внутренних естественных границ - один народ. Но нет: "Уже огромные размеры самой территории исключают возможность единого происхождения и развития (Ямной культуры)".1 Великая Скифия кому-то кажется слишком большой?..

Древнеямную культуру в эпоху средней бронзы сменяет новая, Катакомбная (2000-1бООгг. до н.э.), во всем подобная предыдущей и отличающаяся только более развитой бронзовой металлургией и некоторым изменением погребального обряда (под курганом выкапывали не простую яму, а более сложную катакомбу). И опять слишком большая территория!

"Катакомбная общность, как и древнеямная, не может быть названа археологической культурой в полном смысле этого понятия. Они объединяют ряд родственных культур... Черты, объединяющие эти варианты, те же, что для древнеямных племен: общность обряда погребения внутри всей территории, общность керамики и ее орнаментации, а кроме того, синхронность, смежность территорий и явные межплеменные связи"2

Позвольте! Но ведь все перечисленные признаки общности и есть то, что определяет "археологическую культуру" в самом прямом значении этого термина! Если не можете называть древние арийские общности - Ямную и Катакомбную - археологическими культурами, так и не называйте! Но ведь для этого пришлось бы опровергнуть мнение первооткрывателей этих культур, определивших их границы, а для этого нет ни малейших оснований! Вот и приходится "наводить тень на плетень"...

В период поздней бронзы территория культур, которые можно отождествить с "протоскифскими", еще более расширилась. Место Ямной и Катакомбной в степях Восточноевропейской равнины заняла Срубная культура (1600-1000гг. до н.э.), а на восток от нее, от Урала до Енисея и Тянь-Шаня, в то же время протянулась родственная ей Андроновская культура. Ну конечно же: "Территория, занимавшаяся андроновскими племенами в период их наибольшего распространения, настолько огромна, что только это обстоятельство заставляет сразу же отказаться от мысли о единстве этой культуры"...3

Следует заметить, что нас это обстоятельство не пугает и не "заставляет сразу же отказаться от мысли о единстве". Напротив. Есть все основания сделать вывод, что основы той единой "великоскифской" культуры Евразии, которая известна по данным археологии в железном веке, были заложены еще в период поздней бронзы. Территория Срубной и Андроновской культур 1600-1000 гг. до н.э. (от Дуная до Енисея) оказывается вполне достаточной, "имперской" базой для экспансии ариев как в Европу, так и в Азию, экспансии, которая, по свидетельству источников, осуществлялась именно в те времена.

Перейдем теперь к свидетельствам источников о границах Скифии в раннем железном веке и сравним их с данными современной археологии. Это необходимо сделать, чтобы убедиться: попытки некоторых историков "разорвать" Великую Скифию на части не имеют никакого обоснования.

 

1. Западными соседями скифов на нижнем Дунае и в Прикарпатье были АГАТИРСЫ.

Согласно Геродоту (История, 4, 104), агатирсы принципиально отличались от скифов и обычаи имели совсем иные: любили золотые украшения, "общность жен"... и вообще очень походили на фракийцев - жителей северных Балкан, грекам хорошо знакомым. В археологическом отношении с ними связывают культуры так называемого "фракийского Гальштадта" Румынии и Венгрии, которые на востоке захватывают Приднестровье.

Собственно говоря, эти культуры находились уже за пределами "Великой Скифии": граница которой проходила на западе примерно по Днестру и Восточным Карпатам. Но граница эта не была вполне строгой. Так, Чернолесская культура Волыни скифского времени носила следы фракийского влияния, хотя и сложилась на местной основе. Возможно, она-то и принадлежала агатирсам.4

Отождествление агатирсов с носителями Чернолесской культуры вполне согласуется с сообщением Геродота. Однако представление, что агатирсы - волыняне железного века - могли быть "фракийцами" в лингвистическом отношении, далеко от истины. На Западной Украине обнаружены многочисленные топонимы, сближающие этот регион с Балканами, с фрако-иллирийским кругом, но они относятся к гораздо более раннему времени - еще к неолитической Трипольской культуре 5-3 тыс. до н.э.5

Как явствует из источников, агатирсы были тесно связаны со Скифией; согласно легенде, приведенной у Геродота, АГАТИРСЫ, СКИФЫ И ГЕЛОНЫ ПРОИЗОШЛИ ОТ ТРЕХ БРАТЬЕВ. Уже одна эта легенда указывает на этническое родство скифов и агатирсов, языки которых, скорее всего, принадлежали одной группе. Это значит, что во времена раннего железного века агатирсы уж никак не могли быть "фракийцами". Более того, есть много недвусмысленных данных - и археологических, и лингвистических - что волынские агатирсы уже во времена Геродота были славянами.2

Но с другой стороны, совершенно очевидно, что волынские агатирсы были только восточной частью большой общности дунайских культур! Это значит, что и бассейн Дуная в раннем железном веке был заселен народами отнюдь не "фракийскими", а - скифскими (то есть, называя современным именем, славянскими). На большое влияние скифов в бассейне Дуная и на северных Балканах указывают как свидетельства источников, так и данные археологии. Вещи скифского типа находят на обширной территории, включающей Словакию, Румынию, Венгрию и даже Чехию.

В самом деле, еще задолго до Геродота, в раннем железном веке, началось скифское проникновение на Дунай. В это время "на венгерской низменности появляются элементы (конская сбруя, кинжалы и др.), свойственные... восточным областям, ...в период киммерийского продвижения в юго-восточную часть Средней Европы приблизительно между 777-725 гг. должны были произойти и известные этнические передвижения".7

Древние авторы сообщали о переселениях киммерийцев и скифов еще дальше за Дунай; так, выходцам из южнорусских степей (в начале 1 тыс. до н.э.) приписывали основание древнего города Сингидун (совр. Белград).

Но основная западная граница скифского влияния в железном веке очень отчетливо прослеживается по реке Тисе. Данные археологии отчетливо показывают, что "в 6 веке (до н.э.) с востока в Карпатскую котловину вплоть до Словакии проникает скифское влияние (могильник в Хотине у Комарно в Словакии и др.), и тем самым создается скифский барьер по реке Тисе и вдоль современной словацко-венгерской границы. На скифских могильниках обычны конские захоронения, которые, например, встречаются в бассейне Тисы".8

На карте Средней Европы середины 1 тыс. до н.э., составленной по данным археологов стран дунайского бассейна, территория Румынии, Словакии и части Венгрии восточнее Тисы показаны, как принадлежащие скифам.9 Удивительно, что наши исследователи предпочитают полностью игнорировать эти ясные и недвусмысленные данные...

Материалы археологии, сопоставимые с сообщениями источников о мощном скифо-киммерийском влиянии в бассейне Дуная, позволяют сделать заключение: область расселения собственно скифов как единого народа в раннем железном веке была ограничена рекой Днестр, но далее на запад, В БАССЕЙНЕ ДУНАЯ ОБИТАЛИ АГАТИРСЫ И ДРУГИЕ РОДСТВЕННЫЕ СКИФАМ НАРОДЫ. Иными словами, между скифами и их дунайско-карпатскими соседями (агатирсами и другими) в 1 тыс. до н.э. существовало примерно то же соотношенне, что между русскими и их юго-западными соседями-словаками, болгарами - сейчас...

Вероятно, народы дунайского бассейна были потомками древних фракийцев (культуры ранней бронзы типа Триполье-Кукутени), ассимилированных скифами на рубеже 2 и 1 тыс. до н.э. и перешедших тогда же на язык "скифской" (то есть - славянской) группы.

 

2. У истоков Днестра Скифия граничила со страной НЕВРОВ (Геродот, История, 4, 51). Об этом народе сказано только, что он держится установлений скифских... (История, 4, 105.)

Очевидно, что Неврида, лежащая, согласно Геродоту, к западу от истока Днестра, есть современная Словакия. В таком случае, в отношении этого региона справедливо все то, что сказано относительно агатирсов. Территория Словакии в раннем железном веке, с археологической точки зрения, попадает в ареал скифского влияния; очевидно, что невры являлись народом, родственным скифам и говорили на языке той же группы. Недаром они "держались установлений скифских"...

Однако с неврами не все так просто. Дело в том, что область их расселения принадлежала ареалу крупной центральноевропейской культурной общности - так называемых "полей погребальных урн". Центр этой общности находился в бассейнах Одера - Дуная - Вислы, а наиболее восточная ее группа проникала до Днепра; общее название народов, оставивших эти культуры, было, согласно античным источникам, венеты.

Многие историки считают венетов, древних жителей Центральной Европы, славянами; в пользу славянства венетов собрано множество археологических подтверждений, свидетельств источников и др. У тех исследователей, которые не желают расстаться с привычной концепцией "прихода на Русь славян с запада", возникло страстное желание связать происхождение русского народа именно с неврами, "крайними венетами" на востоке...

К утверждению, что предками всех восточных славян (русских, украинцев и белорусов) являются геродотовы "невры", а также и "скифы-пахари", будто бы отличные в этническом смысле от скифов-"пастырей", сводится известная концепция Б.А. Рыбакова.10 Ее сторонники, основываясь на том, что Геродот помещает невров "выше" днепро-бужских скифов-пахарей, считают, что этот народ можно отождествить с носителями Милоградской культуры полей погребальных урн (территория северной Украины - южной Белоруссии) и признать восточными славянами, предками современных восточных славян.

Милоградская культура северной Украины и южной Белоруссии действительно обнаруживает признаки, позволяющие считать ее славянской.11 Принадлежала ли она неврам? У Геродота ясно сказано: Неврида находится к западу от истоков Днестра, то есть на территории современной Словакии. Но с другой стороны, автор "Истории" упоминает и о расселении невров на восток, так что Милоградская культура и в самом деле могла быть оставлена этим народом.

Весь смысл рыбаковской концепции заключался в том, чтобы "втащить" невров на территорию Украины или Белоруссии и доказать тем самым автохтонность восточных славян (якобы отличных от скифов!) на любом, хотя бы даже и очень маленьком клочке земли в бывших границах Советского Союза. Как и всякие попытки усидеть на двух стульях, эта концепция была малоуспешной.

Прежде всего, предки среднеевропейских венетов изначально не были славянами. Обнаружено множество их связей венетов с кельтами,12 выражающихся даже в названиях (имя "невры", например, имеет повтор в среде галлов: так или почти так именовались во времена Юлия Цезаря жители северной Франции). Некоторые исследователи сделали из этого вывод, что невры и другие венеты были кельтами еще в эпоху античности.13 Однако и это неверно.

Близость культур "полей погребальных урн" средневековым славянским, на которую указывали сторонники "венетского" происхождения славян, опровергает это предположение. Кроме того, как совместить "кельтскую принадлежность" невров с тем, что они "держатся установлений скифских"? (О языковых отличиях невров от скифов, Геродот, кстати, не сказал ни слова).

Очевидно, что невры не принадлежали славянской общности "с самого начала", но в какой-то момент времени вошли в нее. Вероятнее всего, это произошло несколько раньше геродотова времени, - под влиянием с востока, со стороны мощной скифской империи. Видимо, НЕВРЫ В СЕРЕДИНЕ 1 ТЫС. ДО Н.Э. УЖЕ НЕ ТОЛЬКО "ДЕРЖАЛИСЬ УСТАНОВЛЕНИЙ СКИФСКИХ", НО И ПЕРЕШЛИ НА СКИФСКИЙ, ТО ЕСТЬ СЛАВЯНСКИЙ ЯЗЫК. Таким образом, геродотовых невров все-таки можно признать славянами, но славянами западными, чья цивилизация сложилась под влиянием со стороны скифов-славян восточных.

 

3. "Настоящая" Скифия начиналась за Днестром. Согласно Геродоту, на нижнем Днестре проживали ТИРИТЫ (от древнего названия р. Днестр - Тирас), в нижней части бассейна Буга-КАЛЛИПИДЫ, в северной - АЛАЗОНЫ. Они занимались земледелием и подверглись сильному влиянию греческой культуры, так что Геродот даже назвал их "эллиноскифами" (История, 4, 17).

Каллипидам, видимо, принадлежали обнаруженные археологами земледельческие поселения 6-5вв. до н.э. в низовьях Днепра и по берегам лиманов. Б.А.Рыбаков считает, что своеобразие этих народов, отличие от других скифов (хотя бы в названии) было предопределено их происхождением от древних киммерийцев, традиции которых более сохранились на западе; недаром же последние киммерийские цари были, согласно Геродоту, похоронены близ Днестра.

Скорее всего, это так и есть, но в таком случае еще более ясным становится полное совпадение понятий "скифы" и "киммерийцы" в чисто этническом, а не в политическом смысле. Ведь для Геродота все отличие каллипидов и алазонов от "истинных" скифов заключается только в их культурной "эллинизации"! Перечисляя народы Скифии второй раз (История, 4, 100-117), "отец истории" даже не называет каллипидов и алазонов по имени: ясно, что это всего лишь местные, малозначительные подразделения в рамках общескифского единства.

 

4. Еще меньше оснований отделять от общего скифского "древа" геродотовых СКИФОВ-ПАХАРЕЙ, сеявших хлеб на продажу и занимавших земли "выше" алазонов к западу от Днепра и к востоку от него "на три дня пути".

С археологической точки зрения, "скифам-пахарям" принадлежат курганы и городища лесостепи среднего Поднепровья, "скифам-пастырям" - царские курганы в Днепровской луке, у р. Молочной, на Керченском полуострове. Никакой принципиальной разницы между этими культурами, разумеется, нет, как и нет никаких естественных границ, которые могли бы такую разницу обусловить. Только при полном игнорировании среды обитания можно утверждать, что рядом, что называется, на ровном месте, длительное время могли проживать - не смешиваясь! - два совершенно разных народа.

Совершенно недопустима и прямо-таки неприлична подтасовка, допущенная академиком Рыбаковым: как можно объявлять скифов-земледельцев "славянами" и называть их скатолами, искусственно отделяя их от "кочевых", якобы "ираноязычных", скифов, когда у Геродота (История, 4, 6) ясно сказано: сколоты - это самоназвание всех скифов вообще...

Геродот, конечно же, не предполагал, что через 2,5 тысячи лет кто-то постарается сыграть на его скифах-пахарях и скифах-пастырях; он и словом не обмолвился, что между ними есть какая-то разница в этническом - а не экономическом - смысле...

 

5. Правящим народом в Северном Причерноморье были так называемые ЦАРСКИЕ СКИФЫ, занимавшие территорию от Днепра до Дона.

Здесь, по левую сторону от Днепра, находилась скифская столица, здесь до сих пор стоят знаменитые царские курганы. Разумеется, царские скифы не были "кочевниками", якобы враждебными "мирным земледельцам". Просто в более засушливом степном районе, скотоводство (причем оседлое, с обязательными постоянными зимовками) преобладало над земледелием.

Степные скифы-пастыри, лесостепные скифы-пахари образовывали единый культурно-экономический и военно-политический комплекс, западная граница которого упиралась в Восточные Карпаты, где у истоков Днестра заканчивалась Великая Скифия - страна восточных славян, и начиналась Неврида - страна венетов, предков славян западных.

Интересно, что в скифские времена левобережье Днепра безусловно преобладало в политическом отношении над правобережьем, а волго-донской регион, в свою очередь, доминировал над северным Причерноморьем. Скифское, затем сарматское, затем аланское царства сложились именно на Волге и Дону, а затем распространили свое влияние на запад. Подобное движение по линии Волга-Днепр происходило и раньше (так формировалась Древнеямная культура арийцев 3 тыс. до н.э., Срубная культура 2 тыс. до н.э.), и позже.

 

6. Согласно Геродоту, соседями скифов на севере, в лесной зоне были АНДРОФАГИ и МЕЛАНХЛЕНЫ, причем первые были отделены от днепровских скифов-земледельцев некой "пустыней" (История, 4, 18).

Очевидно, историку даже не были известны их настоящие называния, и он дал им греческие имена ("людоеды" и "черноплащевики" соответственно). Геродот отметил, что ме-ланхлены - народ "не скифский" и "чужой", хотя имеющий "обыкновения скифские" (История, 4, 20; 4, 107), а андрофаги "суть кочевники, одежду носят подобную скифской, язык имеют особливый" (4, 106).

Эти два народа историки долго пытались "приткнуть" куда-нибудь на карте, желательно так, чтобы как можно более сократить территорию собственно Скифии. Так, например, версия Рыбакова отводит "меланхленам" место носителей так называемой Среднедонской культуры, одного из локальных вариантов на границе "Скифии" и "Сарматии".

Однако же у Геродота ясно сказано, что андрофаги находились "выше" (севернее) западной, днепро-днестровской, тогда как меланхлены - севернее восточной, днепро-донской ("царской") группы скифов. Оба народа упоминаются как географически близкие, причем андрофаги оказываются отделенными от скифов пустыней, в которой следует видеть бассейн реки Припять, в те времена заболоченный и малозаселенный. Очевидно, андрофаги и соседние им меланхлены жили вовсе не в лесостепной зоне, но в более отдаленных северных лесах, выходивших уже к побережью Балтики.

Обычно считают, что "нескифский" народ "андрофагов", неизвестный Геродоту даже по имени, принадлежал балтской языковой группе. Видимо, "людоедами" греческий историк обозвал западных балтов - пруссов (народ, многочисленный еще в раннем средневековье, но прекративший сущестование в 13-14вв. в результате войн с крестоносцами). Повод для такой клички заключался в том, что у пруссов практиковались человеческие жертвоприношения, но, конечно, здесь сказалось и общее отношение "цивилизованного грека" к "северным варварам".

Забавно, что Геродот называет андрофагов - народ явно лесной! - кочевниками, очевидно, имея в виду подсечно-огневой способ земледелия, при котором раз в несколько лет приходилось менять место жительства, расчищая новые поля от деревьев. Этот и многие другие эпизоды ясно показывают, какой на самом деле смысл имел термин "кочевники" у греков...

Что касается меланхленов, то здесь дела обстоят сложнее. Гекатей Милетский, автор бв. до н.э., то есть более ранний, чем Геродот, утверждал вопреки последнему, что "меланхлены (черноризцы) - народ скифский. Названы так по их одежде". Эти "черноризцы" могут оказаться как восточными болтами (предками литовцев), так и, более вероятно, скифами (т.е. славянами), но в любом случае понятно, что они жили не на Среднем Дону, а гораздо севернее, на территории Смоленщины и Белоруссии.

 

7. Собственно "Скифия" заканчивалась у Дона: дальше начинались владения САВРОМАТОВ.

По данным Геродота, "язык савроматы употребляют скифский, но с погрешностями, вкравшийся в оный исстари"; происходят же от скифов и амазонок (История, 4,117; 4, 110-116).

Поэтому нет никаких оснований считать савроматов (сарматов) и скифов разными народами. Другие античные авторы, например, Страбон, не сомневались, что САРМАТЫ - это ТАКЖЕ СКИФЫ.14 Просто река Дон представляла собой определенный рубеж, естественную границу (хотя и легко преодолимую), и за нею начиналось другое территориально-политическое объединение того же самого народа. "Великая Скифия" продолжалась дальше на восток...

На юге савроматы занимали земли вплоть до предгорий Кавказа, так что их владения выходили на четкий естественный рубеж: Азовское море - Черное море - Кавказ - Каспийское море, а на востоке - до Урала.

Это большая, очень большая территория, с разными природными условиями и разными экономическими укладами. И точно так же, как в случае с причерноморской Скифией, у некоторых возникло желание ее "подсократить".

Придравшись к тому, что некоторые греческие источники называли савроматов САРМАТАМИ и СИРМАТАМИ, все эти названия объявили принадлежащими разным народам! Якобы "сирматы" были вовсе не сарматы, а... утро-финны (?!!), обитавшие не на Урале (как бы им полагалось), а почему-то на Среднем Дону.15 (Здесь мы сталкиваемся с давней тенденцией, сложившейся в русофобской историографии, поставившей себе целью "отдать" весь лесной север России какому-нибудь нерусскому народу. Но спрашивается, зачем же "отбирать" у скифов не только лес, но даже и лесостепь, если эти самые скифы, якобы, не имеют отношения к русским? Вот если имеют, тогда все понятно... Фальсификаторы истории выдают себя сами.)

На примере "сирматской" проблемы отчетливо прослеживается методика фальсификаторов: буквоедство. Стоило какому-то древнему греку перепутать в слове одну букву, как уже появилась зацепка! Но буквоедство разоблачается просто. На самом деле так называемая среднедонская культура полностью аналогична культуре степной зоны. Поэтому нет сомнений, что среднедонские "сирматы" представляли собой западную группу все тех же савроматов на их границе со скифами.16

Становится ясно, что савроматам принадлежала не только вся степь к востоку от Дона, но и вся лесостепь, по крайней мере до широты Воронежа.

 

8. К северу от волго-донских савроматов, в лесной зоне Центральной России, начинались владения "великого и многочисленного" народа БУДИНОВ, к северу от которых уже начинались малообитаемые "пустыни", то есть хвойные леса и тундра. Согласно Геродоту, "город ГЕЛОН" находился в земле будинов, причем в этом городе стояли храмы будинов (История, 4, 108-109).

Очевидно, будины и гелоны жили вместе. Но Геродот специально отмечал, что это - два совершенно различных народа, и что напрасно некоторые "эллины" смешивают их:

"Равно и образом жизни гелоны с будинами не схожи: будины, будучи природными тамошними жителями, суть народ кочующий и одни из всех народов страны сей едят вшей (?); гелоны же возделывают землю, едят хлеб, имеют сады и нимало не походят на будинов ни образом своим, ни цветом лица. Однако эллины и будинов называют гелоиами, хотя неправильно. Земля их изобилует густыми лесами всякого рода"...17

Автор "Истории" специально подчеркивает, что будины отличны от скифов. Будины - "народ великий и многочисленный, голубоглазый и красноволосый"; они коренные жители своей земли, "изобильной всяким лесом", уровень их жизни и способ хозяйства не слишком высок; они "кочевники", то есть занимаются подсечно-огневым земледелием. Гелоны же, родственные скифам (напомним, что во времена Геродота эти народы считали происходившими от братьев, и автор "Истории" нашел, что гелонский язык похож на скифский), заселяют ту же землю, что и будины, но имеют более высокий уровень земледельческой культуры и города. Интересная ситуация...

Вопрос о гелонах и будинах оказался одним из самых запутанных, притом - едва ли не нарочно. Долгое время и тех, и других старались разместить в лесостепной зоне от Воронежа до Полтавы.18 Однако новейшие данные археологии полностью опровергают эти представления. Раскопки на территории Воронежской и Липецкой областей показали, что культура лесостепи скифской эпохи полностью идентична культуре степной зоны. Это значит, что обе природные зоны заселяли все те же скифы, и будинов с гелонами следует поискать в другом месте.19

Поскольку направление на север Геродотом задано точно, приходится признать: будины населяли зону смешанных и широколиственных лесов современной европейской России, вплоть до глухой тайги и тундры ("пустынь"). Места для "великого и многочисленного" народа здесь в самом деле достаточно.

Относительно будинов, кажется, нет сомнения, что это - угро-финны (уральская языковая семья). Они дожили на русском севере до эпохи средневековья; летописи сохранили их собственное имя: ВОДЬ. К 15-16 вв. водь (будины) полностью влилась в состав славянского населения. Но тогда кто такие гелоны?..

Предполагали, что гелоны говорили на языках балтской группы (родственных совр. литовскому). Но... ведь Геродот утверждает, что гелонский язык родственен скифскому! С другой стороны, он нашел, что гелонский язык имеет нечто общее и с греческим, и придумал такое объяснение: гелоны... являются потомками эллинских колонистов в земле скифов. Разумеется, здесь не следует ему верить (всякий старается преувеличить влияние своей цивилизации), но для нас важен сам факт родства языкового родства гелонов и скифов. Другие же греческие авторы ПРЯМО СЧИТАЛИ ГЕЛОНОВ СКИФАМИ!20

Вот где нашелся язык, близкий скифскому - не в Иране, а в лесной зоне севера России. Учитывая евразийские геополитические условия, это и неудивительно. Сейчас население евразийских степей и евразийских лесов вообще говорит на одном языке; раньше, когда связи между лесом и степью были менее развиты - на близких, родственных языках. Но не на совершенно различных!

Чтобы ответить на вопрос, кем же были на самом деле гелоны раннего железного века, следует вспомнить сообщения русских северных летописей, утверждавших, что область озера Ильмень была колонизирована скифами - предками русских - еще в 20в. до н.э. (см. Никаноровскую летопись). Археологически движение из южнорусских степей на север, в леса, датированное именно этим временем, прослеживается очень отчетливо (формирование общности культур "шнуровой керамики"). На севере шнуровая керамика дошла до Ильменя, на востоке - до бассейна Камы...

Таким образом и сложилось смешанное, гелоно-будинское (то есть славяно-финнское) население севера Восточноевропейской равнины. Более культурные гелоны (северные скифы-славяне), продвигаясь на север, постепенно ассимилировали местных утро-финнов, втягивая лесные пространства в сферу политического влияния Великой Скифии.

 

9. Кое-что сообщил Геродот и о народах "крайнего севера", живших "выше" будинов: ФИССАГЕТАХ, ИИРКАХ, АРГИППЕЯХ.

Они описаны как примитивные охотники, живущие чуть ли не в каменном веке где-то в густых северных лесах. Геродот отделяет их от остальных известных ему племен "непроходимыми пустынями". Можно не сомневаться, что речь идет о финно-угорских народах, занимавших в раннем железном веке север Восточной Европы вплоть до Ледовитого океана.

С фиссагетами и иирками, попавшими в поле зрения греческого историка, обычно отождествляют носителей Ананышской и Городецкой культур среднего и верхнего Поволжья. Аргиппеи, названные "плешивыми" и размещенные у подножия "высоких гор" (История, 4, 23) - видимо, уральские и западносибирские угры - монголоиды.

Следует отметить, что имя фиссагеты - чисто скифское (ср.: массагеты); это может означать, что район верхнего Поволжья, хотя и населенный утро-финнами, находился в сфере политического влияния Скифии.

 

10. К востоку от Урала, в Сибирь, простирались владения восточных скифов. Их среднеазиатскую группу Геродот называет МАССАГЕТАМИ, а южносибирскую - ИССЕДОНАМИ и АРИМАСПАМИ.

О массагетах греческий историк без обиняков заявляет, что они "СУТЬ НАРОД СКИФСКИЙ" (История, 1, 201), что подтверждают и все прочие источники.

Южная Сибирь во времена Геродота также не была "терра инкогнита". Как писал историк,

"страна же, лежащая от аргиппеев на восток и обитаемая исседонами, известна достаточно; неизвестна лишь лежащая выше на север, кроме разве того, что о ней сказывают аргиппеи и исседоны" (История, 4, 25).

И при такой хорошей информированности, Геродот - как, впрочем, и другие античные авторы - ровно ничего об отличии южносибирских народов и их языков от собственно скифских и сарматских не сообщает! Более того, многие авторы просто именуют все эти народы "скифами" или, по вкусу, "сарматами"-явно не видя в них никакой разницы. Не замечали никакой разницы и южные соседи - персы, именуя на свой лад сибиряков и среднеазиатов "саками".

Но многим современным историкам почему-то не понравилось, что Сибирь в древности, как и сейчас, составляла с Россией единое целое. Вопреки очевидности, они берутся утверждать, что якобы Геродот, описывая исседонов и аримаспов, взял направление от причерноморской Скифии не на восток, а на север, и имел в виду жителей северного Урала, а не Алтая.21 Их не интересует, что тех же исседонов китайские хроники описывали под именем усуней, что в Сибири встречаются такие топонимы, как Исетъ. Что исседоны, по Геродоту, ведут такой же образ жизни, как и европейские скифы - а это было бы совершенно невозможно в условиях крайнего севера.

Удивительно, насколько упорно и целенаправленно некоторые "исследователи" пользуются любой лазейкой, любым "зазором", чтобы вбить клинья и расчленить Великую Скифию-и в пространстве, и во времени... На самом деле единство внутриевразийской континетальной "Великой Скифии" - от Дуная до Байкала - обусловлено естественными географическими причинами, действующими постоянно, всегда.

***

Анализ античных источников, включая "эталонного" Геродота, и сопоставление их информации с данными археологии, позволяет утверждать, что карты Скифии, составленные рядом историков, не желающих (или не хотящих) расстаться с устаревшими теориями, представляют собой не что иное, как обыкновенную подтасовку.

Составляя эти карты, историки исходят из следующих априорных положений: 1) территория Скифии слишком велика, ее следует любой ценой сокращать и разбивать на локальные культуры; 2) скифы были "варварами-кочевниками", поэтому им нельзя приписывать земледельческие поселения и города; 3) любые терминологические различия в источниках следует толковать как отражающие различия этнического, языкового характера.

Что получается при таком подходе? Скифия "усекается" до территории современной Украины, из которой еще исключена лесостепь между Днестром и Днепром (отданная неврам), между Днепром и Доном (отданная будинам), бассейн Северского Донца (отданный меланхленам), крупный город в степной зоне-Бельское городище на Ворскле (отданный гелонам), все прибрежные города-порты (отданные грекам)...22

Следует прямо сказать: такие "карты" представляют собой настоящее издевательство над здравым смыслом и над работой множества исследователей. Эти карты весьма напоминают изделия английского генерального штаба времен Севастопольской войны, изображавшие все области Российской империи как "завоеванные земли" и отводящие русским... территорию Подмосковья. Увы, само совпадение "методики" составления таких карт свидетельствует яснее ясного, кто такие на самом деле были скифы...

Пройдемся еще раз по просторам Великой Скифии, чтобы рассмотреть наконец ее подлинные границы.

 

Скифы в Причерноморье, Приазовье и на Кавказе

Согласно античным авторам, Великая Скифия начиналась к востоку от Днестра (Геродот прямо называет исток Днестра в качестве границы собственно "Скифии" и "Невриды"). На юге берега Скифии омывали Черное и Азовское моря.

Казалось бы, все ясно: морские бассейны служили "естественными", самой природой поставленными границами. Но не для тех историков, которые поставили себе цель во что бы то ни стало "урезать" Великую Скифию в пространстве и времени. Не говоря уже о концепции "греческой колонизации" северных берегов Понта (о которой речь пойдет ниже), они всячески пытаются населить эти самые берега какими-то "нескифскими" народами, оттеснив "настоящих" скифов, якобы "сугубо континентальных кочевников", от моря!

Из источников известно, что южные группы савроматов, обитавшие в восточном Приазовье, назывались СИНДАМИ И МЕСТАМИ.

Некоторые исследователи считают кубанских меотов и син-дов, занимавшихся ирригационным земледелием с древнейших времен, этнически отличными от скифов и сарматов (видимо, всходя из соображения, что земледельцы и скотоводы абсолютно несовместимы, это могут быть только разные, притом враждебные народы).23

"Мирными земледельцами" Кубани оказываются... индоарии, не успевшие отправиться в Индию! Такой смелый вывод сделан из анализа местных топонимов. Но... жаль, что эти топонимы не датированы. Что, если названия местностей были даны не в железном веке, а намного тысячелетий раньше, когда Южная Россия в самом деле была местом формирования общеарийского единства?...

Очевидно, анализа древних топонимов для решения вопроса о местах и синдах недостаточно. Древние источники не отделяют меотов и синдов от сарматов. Сами названия этих народов представляют собой чисто территориальные обозначения: меоты - это "приазовцы" (Азовское море называлось Меотидой), а синды - "речники" (др.-инд.: "синд" - река; Танаис-Дон носил также название Сии).

Археологические культуры меотов и сарматов однородны. Так, характерные для сарматов Приуралья-Поволжья с б-5вв. до н.э. катакомбные погребения имели аналоги и в Северном Причерноморье, и в Предкавказье, и у меотов Кубани и Боспора, причем здесь этот тип уходил корнями в местную, а не собственно сарматскую - принесенную с востока - традицию.24 Это может значить только одно: и синдо-меоты, и сарматы были народами одного корня, не утратившими своей культурной общности.

Вывод из этого может быть только один: древние арии к 1 тыс. до н.э. давно уже стали "скифами" и "сарматами", названия же местностей остались с незапамятных времен, поскольку со своей земли они никуда не уходили.

***

Такой же "естественной границей" Восточноевропейской равнины, как и побережье Черного моря, является Кавказский хребет. Посмотрим, как обстояло дело в скифские времена на этом рубеже.

Вот что сообщает Страбон (XI, III, 2-6) о жителях Северного Кавказа: "...горную страну... занимают простолюдины и воины, живущие по обычаям скифов и сарматов, соседями и родственниками которых они являются', однако они занимаются также и земледелием. В случае каких-нибудь тревожных обстоятельств они выставляют много десятков тысяч воинов как из своей среды, так и из числа скифов и сарматов".

Это сообщение можно интерпретировать однозначно: скифо-сарматское население в античную эпоху не только контролировало всю степную предкавказскую зону, но и горные районы, так что горцы-"нескифы" (предки современных малых народов Кавказа) были включены в сферу его военно-политического и культурного влияния.

Мало того, тот же Страбон (XI, П, 16) сообщает, что скифское влияние простиралось и в Закавказье, и особенно ощущалось на территории современной Абхазии: "В город [Диоскуриаду, совр. Сухуми] собираются 70 народностей... Все они говорят на разных языках, так как живут врозь и замкнуто в силу своей гордости и дикости. Большинство их - это сарматы, но все они кавказцы".

Итак, кавказцы, по Страбону, оказываются "в большинстве своем сарматами"! Не стоит поэтому удивляться, встречая постоянные сообщения античных авторов о сильном скифо-сарматском влиянии в Закавказье.

Так, армянский историк Мовсес Хоренаци сообщает о походе сарматов-аланов на армян во 2в. до н.э.25, завершившейся заключением "договора о дружбе и сотрудничестве" и династическим браком армянского царя Арташеса Первого (2в. до н.э.) с аланской царевной Сатиник.

Такого рода походы и династические соглашения были, видимо, традиционными; во всяком случае, войска крупных держав, вторгавшихся в малые государства Закавказья, постоянно натыкались на "ограниченный контингент" скифских войск, присутствовавших там. Так, Аппиан сообщает, что знаменитый римский полководец Помпеи Великий, воевавший в Закавказье в 60-е гг. до н.э., провел в триумфе пленных колхов, иберов, армян, албанцев, а также неких "царственных женщин скифов".26 По свидетельству Тацита, в середине 1в. н.э. сарматы пришли на помощь к армянам во время военного конфликта с Парфией 27, и т.д.

В связи с этим возникает естественный вопрос. Каким образом вообще в Закавказье античной эпохи могли существовать малые государства (Колхида, Иберия, Армения и Албания), если в ту пору власть над этим регионом оспаривали крупнейшие империи - Персидская, эллинистическая, Римская, Парфянская?... Между тем несомненно, что малые государства в Закавказье не просто существовали, но и процветали, и довольно успешно отражали натиск с юга неизмеримо сильнейших соседей!

Нельзя более игнорировать простой и очевидный факт: быть ни от кого независимыми закавказские государства в античную эпоху просто не могли. И если они успешно отражали "наезды" со южной стороны, то только потому, что были вовлечены в систему связей Севера, со стороны Великой Скифии. Другими словами, "МАЛЫЕ" ГОСУДАРСТВА ЗАКАВКАЗЬЯ В АНТИЧНОМ МИРЕ ПРЕДСТАВЛЯЛИ СОБОЙ ЮЖНУЮ ПЕРИФЕРИЮ СКИФИИ.

 

Скифы в Средней Азии и Южной Сибири

Как писал Геродот (История, 1, 204): "К востоку солнца [от Каспийского моря] простирается равнина необозримой обширности. Сей-то великой равнины немалую часть занимают те массагеты..." С другой стороны, он утверждает о массагетах, что "СЕЙ НАРОД, ПОЧИТАЕМЫЙ ВЕЛИКИМ И МУЖЕСТВЕННЫМ, обитает к востоку солнца за рекой АРАКСОМ" (1, 201).

Комментаторы обычно утверждают, что Араке - это Амуда-рья, то есть массагеты, по их мнению, жили в основном в степях, на территории современного Казахстана, а не в более южных областях собственно "Средней Азии" (древней Согдианы, Бактрии, Маргианы и Парфии). Но дело в том, что именем "Араке" в античное время называли самые разные реки Великой Скифии. Видимо, это имя имеет тот же корень, что и этноним "роксаланы", и есть не что иное, как искаженное "Арусь", "Орусь", то есть просто "Русская река".

Такое имя на просторах Скифии чаще всего давали Дону и Волге. В сообщении Геродота "река Араке" - это именно Волга, и тогда сообщение о том, что массагеты живут к востоку от Аракса просто повторяет сообщение, что они живут к востоку от Каспийского моря.

Многочисленные источники свидетельствуют, что скифское население занимало не только закаспийские и приаральские степи, но и более южную земледельческую зону предгорий Копетдага, Памира и Тяньшаня, а также и сами эти горы. Помпеи Трог прямо утверждает, что парфяне и бактрийцы (примерно совр. Туркмения и Узбекистан) произошли от скифов.28

Археологические исследования подтверждают это, позволяя включить в область непосредственного расселения скифов не только плодородные предгорья, но даже бесплодные ныне высокогорные пустыни Восточного Памира.29 Высокие горные цепи служат естественными границами, "работающими" всегда, во все времена.

Очевидно, в пору своего наивысшего могущества Великая Скифия включала в сферу своего политического влияния и более южные области - территорию Афганистана и бассейн реки Инд, где на рубеже н.э. сложились так называемые "индо-скифские" царства. Недаром же античные источники считали, что Скифия и Индия - это соседние страны...30

Что касается южных пределов Скифии на востоке, в Сибири, то здесь определение их представляет сложную задачу. Ярко выраженных естественных границ здесь нет, а есть только переход в другую климатическую зону, собственно "Центральную Азию". Поэтому надо полагать, что границы Скифии в этом регионе (совпадавшие с разделительной линией белой и монголоидной рас) в разные эпохи значительно колебались.

Относительно середины 1 тыс. до н.э. у нас есть точные сведения, что скифы не только контролировали всю Центральную Азию (Монголию и Восточный Туркестан), но и подчинили себе на несколько столетий китайские царства по всему течению Хуанхэ.31 Эту ситуацию можно считать соответствующим "максимальному продвижению" скифов на юго-востоке. В менее благоприятные времена (как в климатическом, так и в политическом смысле) скифы, вероятно, "откатывались" далеко на север, собственно в Сибирь, к Алтаю и Тянь-Шаню.

***

Итак, южные границы "Великой Скифии" очерчены достаточно четко: они практически совпадают с так называемыми "естественными границами", положенными самой природой, высокими горными хребтами и глубокими морями. Черное море - Кавказ - Каспийское море - Копетдаг - Памир-Тянь-Шань-Алтай... К северу от этой линии жили древние арии и скифы, как и сейчас живут их потомки - русские.

Западная граница древней Скифии (истоки р. Днестр по Геродоту) удивительно точно совпадает с послевоенными границами Советского Союза. Правда, на востоке, в Сибири, картина несколько иная: владения скифов выходили далеко за пределы современной России, захватывая Монголию и прилегающие области Северного Китая. Рассмотрим теперь, где проходила граница Великой Скифии на севере.

 

Скифы и "гипербореи"

Естественно, что однородную в климатическом смысле степную и лесостепную зону континентальной Евразии населял единый "великоскифский" народ. Далее к северу, вплоть до Ледовитого океана, простиралась совершенно иная природная зона: лес и тундра. Ее населяли другие, "нескифские" народы: область хвойных лесов крайнего севера от Балтики до Урала-угро-финны; северную Сибирь - палеоазиаты, которых античные историки именовали "гипербореями".

В каких отношениях находились скифы и всевозможные "гипербореи" лесов Северной Евразии?... Где, собственно, заканчивалась Скифия на севере? Античные источники считали, что скифам принадлежат все земли континентальной Евразии вплоть до "безжизненных пустынь" за полярным кругом; даже Северный Ледовитый Океан носил название "Скифского".32 Почему-то эти недвусмысленные сообщения до недавних пор было принято отрицать. Однако данные современной археологии позволяют пролить свет на эту интересную проблему.

Как показали исследования, влияние скифов захватывало не только юг Сибири, от Урала до Алтая, но и долину Оби и прилагающие таежные области. В середине 1 тыс. до н.э. у лесных племен и даже жителей западносибирской лесотундры появляются черезвычайно характерные скифские котлы. В Салехарде найдены образцы резьбы по кости в скифском зверином стиле. Более того, скифская культура захватила и долину Енисея, Ангары, Лены! Вот что писал о скифском влиянии в северных таежных районах выдающийся русский археолог и историк, исследователь палеокультур А.П.Окладников:

"Отраженные волны бушующей в степных просторах скифской кочевой стихии рано докатываются и до далекого Севера. В долину Оби и соседние с ней районы Западной Сибири проникают кочевые скотоводы-конники...

Едва ли не самым ярким примером влияния [скифов в Сибири] могут служить шишкинские писаницы в верховьях Лены, где изображено мифическое чудовище, живо напоминающее клыкастого зверя, столь излюбленного в скифском искусстве, и еще более замечательный фриз из семи лодок... По своему содержанию эти замечательные рисунки обнаруживают удивительное сходство с более древними памятниками искусства бронзовой эпохи не только в Скандинавии и Карелии, но и в далекой Италии. В стилистическом же отношении, как свидетельствует фигура лани, они в свою очередь сближаются с пред-скифским и скифским искусством Восточной Европы, Сибири и Центральной Азии.

Насколько широко на север и восток Азии распространилось подобное влияние скифо-сарматского искусства, помимо находок в курганах древних гуннов Монголии и Забайкалья, показывают древние писаницы, уцелевшие на далеком Амуре. Ниже Хабаровска, в местности Секачи-Алян на одном их огромных валунов видно большое изображение лося, в бедро которого вписана характерная спиральная фигура, столь обычная на скифо-сарматских и родственных им памятниках искусства, точь-в-точь такая же, как и на изображении оленя, сопросвож-дающем фриз из семи лодок в Шишкине".33

Добавим, что подобного рода следы не могут быть оставлены в результате торгового обмена или чего-то подобного. Эти рисунки могли быть созданы только руками самих скифов. Значит, в период расцвета скифской культуры население степной зоны Евразии проникало в очень отдаленные регионы, в лесотундру на севере, в Забайкалье и на Амур на востоке. Если вспомнить относительно низкий уровень развития палеоазиатских народов крайнего севера, не удивительно что их взаимодействие со скифами носило несколько односторонний характер. Скифы-степняки, поднимаясь на север, несли с собой в готовом виде высокую культуру.

Отношения скифов с сибирскими "гипербореями" складывались, видимо, по той же схеме, что и отношения русских землепроходцев 17-18вв. с ними же...

 

"Отложившиеся скифы", ирки и фиссагеты

Насколько далеко к северу простиралось влияние Скифии на территории Восточноевропейской равнины? Этот вопрос издавна вызывает ожесточенные споры. Любители игры "на понижение", стараясь всячески принизить значение великой империи Евразии, отрицают вообще всякое влияние степной культуры на севере; они "отнимают" у скифов не только лес, но даже и лесостепь. С их точки зрения, "лес" и "степь" представляют собой совершенно несовместимые природные зоны, жители которых обязательно должны быть враждебны друг другу и никак не могут принадлежать к одному и тому же народу.

Абсурдность такой позиции особенно очевидна на примере Русской равнины, на просторах которой отгородить Лес от Степи можно только искусственно, построив нечто вроде "Великой Китайской стены"; да и это вряд ли поможет. Как можно убедиться, "стена", якобы разделявшая в прошлом Лес и Степь, относится к разряду бумажной реальности.

Как видим, данные археологии ясно свидетельствуют о прохождении скифами всей Сибири - вплоть до Тихого и Ледовитого океана. А что же в лесах Русской равнины? Да то же самое. Так, в "раннежелезных" культурах средней и верхней Волги, Городецкой и Ананьинской, обнаружено множество вещей, свидетельствующих о скифском влиянии, в частности, предметы скифского вооружения,

Эти культуры принадлежали народам угро-финнского происхождения, известным еще в раннее средневековье как меря, мордва и пр.; очевидно, именно они описаны у Геродота под именем фиссагетов и ирков (последнее слово есть искаженное "угры"). Собственный уровень развития этих народов был довольно низок: античные источники отмечают преобладание у них охоты. Очевидно, "железный век" наступил на севере благодаря скифскому влиянию, и только с применением железа в северных лесах появилось "настоящее" сельское хозяйство.

Следует отметить, что само имя фиссагеты относится к скифскому кругу (среднеазиатские скифы назывались массагетами). Уже один этот факт свидетельствует о прочном влиянии скифов (или, может быть, их арийских предков) в верхней части бассейна Волги.

По-видимому, в период своего расцвета скифское государство осуществляло над верхним Поволжьем прямой политический контроль. Появление в Ананьинской культуре (совр. Татарстан и Марий Эл) скифского оружия и погребального обряда следует связать с пребыванием в этих краях "ограниченного контингента" скифских войск, возможно, выведенных из Закавказья после окончания войн в Передней Азии.34

Геродот, называя рядом с фиссагетами и иирками неких скифов, отложившихся от "царских", вероятно, имел в виду государственное образование, созданное в среде угро-финнских народов Поволжья выходцами из южнорусских степей. "Отложившимися" от своих собратьев верхневолжские скифы стали, видимо, после того, как их государство на юге, на нижней Волге и Дону, сменилось савроматским и оказалось "выдавлено" на Украину. Северная лесная периферия Империи, как и западная (Украина), обычно дольше поддерживала старую политическую традицию.

Итак, верхнее Поволжье в железном веке было заселено угро-финнами, находившимися под скифским культурно-политическим влиянием. Поскольку скифы - прямые предки русских, то можно сказать, что ситуация в этом регионе мало отличалась от той, какую застало раннее средневековье: чудь, весь, меря и мордва "сидят" в северных лесах и платят дань Руси. А что на западе, от Волги до Двины?

 

Скифы, гелоны и будимы

Зону смешанных и широколиственных лесов от Западного Буга до бассейна Оки в железном веке занимали довольно однородные археологические культуры ("штрихованной керамики", днепро-двинская, юхновская, милоградская, верхнеокская), принадлежавшие, несомненно, народу индоевропейского происхождения. Все они обнаруживают преемственность с местными культурами "шнуровой керамики" эпохи бронзы, начиная со времен 22-18вв. до н.э.

Это все, на чем сходятся историки и археологи. Какому конкретно народу принадлежали эти культуры?... Еще недавно было принято утверждать, что создавшие их народы разговаривали на языках балтской группы (современные представители: литовский и латышский языки). Балты, якобы, и жили в Белоруссии и на северо-западе России чуть ли не до "прихода славян" в 8-9вв., после чего их язык на всей этой огромной территории, якобы, "исчез без следа".

Фактически утверждалось, что русские не были на "русском севере" местными жителями. Но данные археологии опровергают это, в сущности, голословное утверждение. Дело в том, что культуры типа "штрихованной керамики" обнаруживают преемственность не только с предшествующими, но и с последующими - вплоть до славянского средневековья. В них отчетливо заметны черты, сближающие как с "пражской керамикой", так и с другими несомненно славянскими культурами этого региона. Те же углубленные в земле однокомнатные жилища с очагом в углу, лепные горшки той же формы, тот же обряд погребального сожжения, те же культовые центры - круговые ограды с идолом посредине.35

В сущности, в этом регионе никакого "разрыва" при переходе к средневековью вообще не было. Славяне русского севера, оказываются автохтонами, коренными жителями. Но с другой стороны, анализ топонимов показывает, что все-таки было время, когда зону смешанных и широколиственных лесов Восточной Европы заселял народ, говоривший на языке балтской группы.36

Когда это было? Во времена Геродота, в раннем средневековье?.. Некоторые исследователи придерживаются именно такого мнения; они настаивают на существовании еще в недалеком прошлом "балтославянского единства". "Балтославянам" они и приписывают археологические культуры русского севера, обнаруживающие поразительное сходство с поздними славянскими. Согласно этой концепции, славяне довольно поздно - чуть ли не в 6-7вв. н.э. - "отпочковались" от балтов, и произошло это где-то на периферии зоны широколиственных лесов, чуть ли не в болотах бассейна р. Припять.37

Перед нами очередная концепция "автохтонии" славян в России, во всем подобная рыбаковской: опять предков огромного народа пытаются загнать в маленький уголок, совершенно ничем не ограниченный посреди великого евразийского пространства! Честно говоря, "рыбаковский" уголок (среднее По-днепровье) выглядит гораздо уютнее: сторонники происхождения славян "от балтов" пытаются утопить их предков в болоте в буквальном смысле слова.

Однако современные исследования подвергают сомнению существование балто-славянского единства в сравнительно недавнюю эпоху.38 Балтские языки в самом деле обнаруживают большое сходство со славянскими (как и с санскритом) - но сходство это очень странное. Огромный общий словарный запас - но совершенно иная языковая структура, древние различия в фонетике, отсутствие общих названий для меди и бронзы и других важных культурных терминов.39

Каким же было отношение древних балтов к древним славянам? Ответ на этот вопрос - ключ к истории Русского севера.

Очевидно, расхождение балтской и славянской языковых групп началось еще в неолите (иначе были бы общие названия для технических терминов металлургии бронзы). Если считать, как делает это большинство исследователей, что "протославяне" тогда еще входили в арийскую общность Древнеямной культуры (степи Южной России, 3 т. до н.э.), то можно предположить, что балтская общность занимала северную лесную зону Восточноевропейской равнины именно в те времена. В таком случае, протобалтам следует приписать комплекс культур ямочно-гребеннатой керамики, заполнявший этот регион в 5-3 тыс. до н.э.

Если это так, то балты оказываются одним из древнейших народов арийской семьи. Надо полагать, расхождение языков севера и юга восточноевропейской равнины в 5-3 тыс. до н.э. было сравнительно небольшим, поскольку этому препятствуют сами геополитические условия. Вот в ту пору и существовало "балто-славянское", вернее - еще "балто-арийское" языковое единство! И оно не успело распасться, поскольку уже на рубеже 3 и 2 тыс. до н.э. из степей на север двинулись культуры шнуровой керамики...

Такое предположение, сделанное на основе данных лингвистики и археологии, полностью совпадает с сообщениями русских летописей. Как гласит новгородская традиция (представленная в Никаноровской летописи и у Татищева), славяне впервые пришли на север "от берегов Понта и Меотиса" в 20в. до н.э., что практически совпадает с датой появления Фатьяновской культуры бронзового века, охвативший регион от Белоруссии до Верхней Волги.

Очевидно, большинство местных жителей, наследников "ямочно-гребенчатой" культуры, перешло на славянский язык уже в эпоху средней бронзы, прежние языки сохранились только в восточной Прибалтике и там "законсервировались".

Вернемся теперь к Геродоту, и посмотрим, кого он "увидел" на месте археологических культур типа штрихованной керамики, Юхновской и др. Как известно, в его времена там обитали будины и гелоны - народы разного происхождения и образа жизни. Будины - это водь, народ угро-финнского происхождения, а гелоны и есть носители тех культур лесной зоны, которые признаны индоевропейскими и... славянскими!

Описание Геродота дает представление о взаимоотношениях двух основных этнических групп севера Русской равнины: будины были менее развиты, занимались более охотой, тогда как гелоны жили в той же земле, но в укрепленных поселениях (городах), занимались высокопродуктивным сельским хозяйством. Гелоны мирно колонизировали землю будинов, распространяя на север свою высокую культуру. Такими же были отношения славян и утро-финнов и в средневековье...

ГЕЛОНЫ РАННЕГО ЖЕЛЕЗНОГО ВЕКА БЫЛИ СЛАВЯНАМИ - вполне в современном смысле этого слова. Сходство языка гелонов с языком скифов, которое отмечал уже Геродот, есть не что иное, как общность языков одной - славянской! - группы, или может быть, даже диалектов внутри одного языка.

Следует учитывать также, что "лесные" народы Центральной России раннего железного века были не просто близки скифам, но входили, по существу, с ними в одну политическую систему. Когда скифская цивилизация подверглась серьезной опасности со стороны персидской империи Ахеменидов (поход Дарня в Причерноморье в 512г. до н.э.), ее поддержали не только ближайшие родственники, донские савроматы, но и северные гелоны и будины, тогда как меланхлены и агатирсы в этот критический момент "отпали".

Гелоны под несколько измененными именами известны на севере Русской равнины вплоть до средних веков. Еще в 5-6 вв. н.э. по левобережью Днепра, в бассейне Десны и верхней Оки обитали, как сообщают источники, ГОЛЬТЫ и ГОЛЬТЕСКИФЫ. Последний термин ясно указывает на большую близость гелонов-гольтов и скифов, о чем говорил и Геродот.

В русских летописях жители бассейна верхней Оки назывались ГОЛЯДЬЮ, при этом никогда не отмечалось их "иноязычие" по отношению к славянскому населению. Очевидно, средневековая "голядь" - это потомки древних гелонов, сохранившие свои этнополигические структуры; остальные же просто вошли в состав нового славянского объединения, созданного вендами-вятичами.

 

Скифы, невры и венеты

Восточные Карпаты и Волынь в раннем железном веке были "местом встречи" родственных народов: венетов - предков западных славян и скифов, которых можно прямо называть славянами восточными. Первым "венетским" народом на западной границе Великой Скифии были, видимо, невры.

С одной стороны, Волынь входила в общность "полей погребальных урн", занимавшей в раннем железном веке Центральную Европу. С другой стороны, строгой границы с Великой Степью тоже не было: к востоку от Днепра "поля погребальных урн" плавно переходили в скифскую культуру. В лесостепной зоне Киева-Харькова-Полтавы прослеживается культура курганов, подобная степной, "классической" скифской, но все же несколько отличающаяся преобладанием земледелия. В этой же самой области присутствует и культура погребальных урн, аналогичная центральноевропейским.

Античные авторы называли народ, населявший Восточные Карпаты во 2-Звв. н.э. ВЕНЕДАМИ-САРМАТАМИ, подчеркивая тем самым, что никакой строгой границы между Центральной и Восточной Европой в то время не существовало.

По-видимому, такое "двойственное" название носили те самые "анты", к которым некоторые историки напрасно пытались свести происхождение всех русских (концепция академика Рыбакова и его предшественников). Из одних источников достоверно известно, что антами называлась самая восточная часть венетов, из других - западная часть сарматов!

Анты (венеты-сарматы) представляли собой промежуточное звено между славянами западными (венетами) Центральной Европы и славянами восточными (скифами-сарматами) Восточной Европы, они жили как бы на границе, на краю двух крупных природных и цивилизационных зон. Не даром же название "анты" переводится с санскрита как... украинцы!

 

Скифы, агатирсы и геты

Бассейн Дуная еще в эпоху классической античности заселяли геты. Жившие на западной границе Великой Скифии агатирсы были, очевидно, родственны дунайским гетам. Обычно считают, что язык гетов относился к фракийской языковой группе. Однако если это и верно, то только для эпохи бронзы, самое позднее-для раннежелезного века. Нет никаких оснований полагать, что бассейн Дуная был заселен "фракийцами" вплоть до великого переселения народов. Имеются бесспорные свидетельства, что уже в Зв. до н.э. почти весь дунайский регион принадлежал... скифам и савроматам!

В самом деле, рассказывая о походах Александра Македонского (330-е гг. до н.э.), Арриан пишет о Дунае:

"Это самая большая из европейских рек; она протекает через многие и многие земли, образуя границу между самыми воинственными племенами. Большинство из них - племена кельтские; в их земле Истр и берет свое начало. У самых истоков ее живут квады и маркоманы, потом язиги, племя савроматов, и потом геты, дарующие бессмертие; потом большинство савроматов и потом скифы - до самого устья, до того места, где пятью рукавами Истр впадает в Эвксинское море".40

Как видно, во времена Александра Македонского только истоки великой реки принадлежали кельтам. А весь остальной дунайский регион был занят скифами-савроматами! В начале н.э. античные источники твердо указывают, что все жители северодунайского бассейна являются скифами-сарматами. Как сообщает Плиний Старший:

"В ЦЕЛОМ К СЕВЕРУ ОТ ИСТРА (ДУНАЯ) ВСЕ ПЛЕМЕНА СКИФСКИЕ, однако места, прилегающие к побережью, заняли разные народы; в одних находятся ГЕТЫ, которых римляне называют ДАКАМИ; в других - САРМАТЫ, по-гречески САВРОМАТЫ (в их числе гамаксобии или АОРСЫ); в третьих - выродившиеся и произошедшие от рабов скифы или троглодиты и затем АЛАНЫ и РОКСАЛАНЫ... до тех мест, где границы германцев, поля и равнины населяют ЯЗЫГИ-САРМАТЫ, а горы и леса до реки Патисс - изгнанные ими даки".41

В сообщении Плиния среди названий дунайских народов перечислены почти все "скифские" этнонимы. Дунайские геты (даки), очевидно, тоже были скифами. Ведь сами их имена имеют неоднократный "повтор" на всей территории Евразии (фиссагеты на Волге, массагеты на Аму-Дарье, даки к востоку от Каспия).

Не удивительно поэтому, что источники 5-7в. н.э. постоянно "путают" дунайских гетов и готов Причерноморья, упорно считая их за один и тот же народ.42 Лигвистическая путаница, как пытаются уверить некоторые историки? Невозможно: "ошибки речи" не могут держаться тысячелетиями. Просто и геты, и готы были "обыкновенными" скифами!

Скорее всего дунайский регион перешел под контроль скифской империи в эпоху ее расцвета, в 7в. до н.э., и тогда же, если не раньше, началось "языковое замещение". Уже геродотовы агатирсы - с одной стороны, похожи на фракийцев по "нравам" и образу жизни, а с другой - родственны по происхождению скифам (что предполагает и языковое родство). Во времена Александра Македонского народы Дуная уже, несомненно, были "скифоязычны"; конечно, они и называли себя так же, как и скифы Южной России - СКОЛОТАМИ; несколькими веками позднее это имя изменилось и стало звучать как "склавены", а в средние века - "славяне"...

Археологические культуры Приднестровья и Восточного Прикарпатья уже в раннем железном веке обнаруживают черты, позволяющие судить об их родстве со средневековыми славянскими; есть основания полагать, что геродотовы агатирсы, занимавшие этот регион, были славянами. Но в таком случае, славянами были также ближайшие родственники агатирсов-геты, даки, и все эти дунайско-днестровские народы представляли собой не что иное, как западную группу сарматов!

Начиная со 2-Звв. н.э. на Дунае источники обнаруживают явные следы пребывания славян - в надписях встречаются чисто славянские имена; дошедшие слова дунайских народов звучат чисто по-славянски. А ведь никаких крупных перемещений, которые могли бы устранить отсюда скифов-савроматов, не было; напротив, в эпоху "великого переселения" на Дунай опять двинулись народы Причерноморья...

Так разъясняется загадка "дунайской прародины" славян!

 

Легенда о трех братьях

В легенде о происхождении народов "Великой Скифии", изложенной Геродотом (История, 4, 8-10), их предками названы три сына Геракла: Скиф, Гелон и Агатирс.

Это предание надо понимать в том смысле, что все названные народы имели генетическое родство. "Скифы" - это арийские народы степной зоны Евразии, под именем "Гелона", очевидно, скрываются родственные им народы северной, лесной зоны Восточной Европы (примерно по линии Минск - Новгород - Рязань), а под именем "Агатирса" - народы Западной Украины и бассейна Дуная.

Считать эти народы "изолированными" друг от друга - значит сделать непростительную ошибку. Ведь, согласно сообщениям античных авторов, они происходили от братьев, и говорили на родственных языках, то есть относились, в современной терминологии, к одной языковой группе.

Первоначально, еще в неолите, "брат Агатирс" говорил на языке, предковом для фракийской группы, и ему принадлежала Трипольская культура Украины и родственные дунайские культуры; "брат Гелон" - говорил на языке балтской группы, и ему принадлежали культуры ямочно-гребенчатой керамики русского севера. Но расхождение между этими языками в те времена, надо полагать, было еще очень небольшим.

В какой-то момент времени (видимо, в эпоху бронзы, в 22-16вв. до н.э.) один из родственных языков этой группы вытеснил остальные. Но, поскольку локальные географические различия огромного "евразийского региона" продолжают действовать постоянно, на месте старой тут же образовалась новая языковая группа, современная славянская, занявшая ту же территорию, что и ее древняя предшественница. Следует подчеркнуть, что речь идет только о языковом замещении, о "тонкой материи" духовной культуры, поскольку, начиная по крайней мере с бронзового века, население "евразийского региона" почти везде сохраняло чисто физическую (антропологическую) и культурную преемственность.

Надо полагать, что основным языком, вытеснившим остальные близкородственные и образовавшим новую "евразийскую" группу, был именно скифский, или, называя вещи своими именами, русский язык. Ведь все данные свидетельствуют о безусловном военно-политическом доминировании степных ариев и их потомков скифо-сарматов во всей внутренней Евразии эпохи бронзы и железного века...

Сами условия евразийской геополитики, отсутствие естественных границ на огромных пространствах, предопределяют сохранение определенного цивилизационного единства этого региона. Народы континентальной Евразии просто не успевают далеко "разойтись": как только это происходит, новые импульсы интеграции восстанавливают разрушенное единство. И роль объединителя принадлежит народу, населяющему степную зону континета - "великоскифскому" народу, предназначенному к этому самой природой.

Возвращаясь к легенде о "трех братьях" - сыновьях Геракла, можно сказать, что символ "Скиф, Гелон и Агатирс" во времена Геродота означал примерно то же, что в наше время - "Русский, Белорус и Украинец"... Разница между древними языками "Скифа, Гелона и Агатирса", своеобразный параметр-"дельта" (верный показатель разницы цивилизационного характера), постепенно увеличивалась со временем; как только был превышен некий "допустимый уровень", сработал "сброс", и система вернулась в исходное положение.

***

Что же можно сказать в итоге о границах Скифии/Сарматии?... На западе естественными барьером служили Карпаты и прилегающие речные рубежи (Днестр). На юге-Кавказские горы, причем в Закавказье, судя по обилию находок наконечников скифских стрел, находились скифские "военные базы". В Средней Азии скифское население "компактно проживало" еще на Памире, причем в зону политического влияния входил и Афганистан. В Сибири южная граница не была стабильной, проходя в основном по Алтаю-Саянам, но опускаясь до среднего течения Хуанхэ в благоприятные времена... а на севере Сибири в зону влияния попадали бассейны рек Оби, Лены, Амура.

ГРАНИЦЫ ВЕЛИКОЙ СКИФИИ РАННЕГО ЖЕЛЕЗНОГО ВЕКА ПРИМЕРНО СОВПАДАЛИ С ГРАНИЦАМИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА 1945г. Эти границы обусловлены как чисто геополитическими причинами с одной стороны, так и состоянием социума - с другой. Можно сказать, что такие границы цивилизация континентальной Евразии занимает в своем нормальном состоянии.

 

2.2 Города Скифии

Цивилизация, какой она сложилась за последние несколько тысяч лет, немыслима без особых центров - городов, жители которых оторваны от сельскохозяйственной деятельности и занимаются созданием культурных ценностей профессионально. Возможно ли существование такой высокой культуры, как скифская, без городских центров? Конечно же, нет. Но... ведь скифские города не обнаружены?

На самом деле древние скифские города хорошо известны. Некоторые из них - погибшие - раскопаны археологами, другие-уцелевшие - существуют и по сей день. Вот только приписывают эти города совсем не скифам...

В 18-19вв. в исторической науке сложилось представление, что "классические" античные греки колонизировали весь бассейн Средиземноморья - от Гибралтара до Танаиса. Построили там свои "полисы" и принесли местным "варварам" свою развитую культуру. Но так ли это?

Действительно ли города Приазовья-Причерноморья 1 тыс. до н.э.-1 тыс. н.э. принадлежали грекам, или же греческая колонизация Понта - это очередная иллюзия, сложившаяся в историографии под воздействием христианско-византийской традиции, разумеется, всячески преувеличивавшей влияние средиземноморской цивилизации в прошлом?..

Хорошо известно, что так называемая "греческая колонизация" бассейна Черного моря началась еще в 7в. до н.э. В 657г. до н.э. был основан г. Истрия в устье Дуная, в 645г. до н.э. появились поселения в устье Днепра и Буга. В том же столетии были основаны и первые греческие поселения на территории будущего Боспорского царства. Что это было - завоевание? Ведь никто не позволяет добровольно распоряжаться "чужакам" на своей территории. Или же греки строили свои прибрежные полисы в землях совершенных дикарей, лишенных какой-бы то ни было политической организации? Обычно так и изображают строительство причерноморских городов: приплывают на кораблях культурные люди, дарят "варварам" пару стеклянных бусиков, и занимают удобную землю...

Но позвольте! Это же 7-й век до н.э. В это самое время огромные армии скифов вторгаются через Кавказ в Переднюю Азию и громят там "сверхдержавы" вроде Ассирии! Непохоже, чтобы эти походы были предприняты "дикарями", не способными к государственному строительству. Безусловно, в 7в. до н.э. у скифов существовали мощные политические объединения, которые, конечно, не допустили бы никакой "колонизации" своих берегов... Более того, хорошо известно, что в то же самое время скифо-киммерийские войска вторгались и на Балканы, устрашая тамошние греческие полисы. Реальная политическая обстановка диаметрально противоположна идиллической картине "греческой колонизации Скифии"!

То же самое - и в экономике Северного Причерноморья-Приазовья. Доказано, что в городах этого региона не было никакого импорта стратегически важного сырья - железной руды: так, в Ольвии использовалась криворожская руда (разрабатывавшаяся скифами), на Боспоре - местная керченская.43 Оружие в городах Северного Причерноморья также было местного производства. Возможно ли это в случае "греческой колонизации варварских земель"?

Прибрежные города в северном Причерноморье и Приазовье были основаны - что совершенно очевидно - с ведома и при прямой поддержке скифского государства (в то время сильного и единого как никогда). Подтверждение этому можно найти и в ранних греческих источниках. Так, например, о крымском городе Керкинитиде (современной Евпатории) по данным археологии известно, что он, как и многие другие города Причерноморья, возник на базе местного поселения раннего железного века, преемственного, в свою очередь, с эпохой бронзы.44 С другой стороны, Гекатей Милетский (источник еще "догеродотовский", 6в. до н.э.) упоминал его так: "Керкинитида, город скифский".45 Между тем античная Керкинитида ничем не отличалась от других причерноморских "полисов"... которые, надо полагать, в момент основания тоже были обыкновенными скифскими городами!

История не донесла до нас никаких - никаких! - свидетельств о столкновении греков-"колонизаторов" со скифами. Уже один этот факт полностью опровергает версию колонизации Причерноморья в стиле "вестерна". Но как объяснить тогда несомненное присутствие в причерноморских полисах влиятельной греческой прослойки? Почему сильное скифское государство разрешило вторгнуться в свои пределы "чужакам"46

Очевидно, скифы были заинтересованы в строительстве морских портов. Прибрежные "полисы" служили для посредничества между двумя цивилизациями, континентальной скифской и морской греческой, равноправными в культурном отношении, каждая из которых могла предложить другой то, что у нее отсутствовало.

Античные понтийские города лежали "на границе" двух миров. Но все же берег, на котором они закрепились, был скифский. И скифское влияние, безусловно, преобладало на протяжении всей истории этих городов. В самый момент своего основания, в 7-6вв. до н.э. понтийские города не могли не быть в прямой политической зависимости от скифского государства, в то время очень сильного. Их обособление, очевидно, началось в 5-4в. до н.э., когда скифская держава ослабла. Позднее история понтийских городов знала значительные политические колебания - в зависимости от усиления или ослабления средиземноморской цивилизации с одной стороны и степной евразийской с Другой.

Но, как бы ни складывались отношения Великой Скифии и Средиземья, римско-эллинистическому миру никогда не удавалось добиться перевеса и закрепиться на северных берегах Черного моря (не говоря уже о Приазовье). На этот счет у нас есть недвусмысленные свидетельства источников.

Так, Прокопий Кесарийский, авторитетный автор 6-го века н.э., признавал, что "местности же вокруг Понта Эвксинского, простирающиеся от Византия до Меотийского озера, описать все точно невозможно, так как из-за варваров, обитающих к северу от Истра, называемого Данувием, этот берег совершенно недоступен для римлян". Он заявил совершенно однозначно, что владения римлян простирались до устья Истра (Дуная) с одной стороны и до устья Фасиса (Риони) в стране колхов, то есть Грузии, с другой, - но и то только в "древние времена", в период расцвета Римской державы! 1

Очевидно, что ни одна военная экспедиция Рима против Крыма и Причерноморья (а таких экспедиции известно довольно много: и при императоре Августе, и при Нероне, и при Антонинах) не завершилась успехом; северный берег Понта так и остался "недоступен для римлян"! Отсюда следует, что изображение городов Причерноморья в составе Римской империи, принятое в "западной" историографии, является подтасовкой, выдающей желаемое за действительное. Не только в 1854 году англо-франко-турецкий десант не смог взломать оборону Севастополя: так же заканчивались и все походы со стороны Средиземья на Крым...

***

Рассмотрим кратко историю важнейших азово-черноморских портов, а также некоторых наиболее значительных "континентальных" пограничных городов Великой Скифии.

 

Борисфен (Ольвия - Счастливая)

Ольвией (то есть "счастливой") греки называли крупнейший порт северо-западного Причерноморья, расположенный в устье Днепра; однако известно, что сами жители предпочитали называть этот город Борисфеном, так же, как и реку Днепр. Название это местное, отнюдь не греческое.

Из истории Ольвии известно, что город неоднократно находился под прямым политическим контролем скифов и сарматов. Согласно рассказу Геродота, скифский царь Скил (5в. до н.э.), прямо поселился в Ольвии и "увлекся" процветавшей там культурой греческого образца; увлечение это, однако же, стоило ему короны и жизни.47 Обычно этот рассказ понимают так: дикий "варвар" робко постучал в стены "цивилизованного города", был там принят, обласкан, обучен... и убит родным братом, "цивилизации" не понимавшем! Но, если оставить в стороне тон рассказа Геродота (благожелетального, разумеется, только по отношению к "своим"), события предстают совсем в ином ключе.

Очевидно, скифский царь мог поселиться в Ольвии только в том случае, если город целиком подчинялся ему (иначе вряд ли впустили бы горожане столь властного и опасного гостя). Фактически переселение царя в Ольвию означало перенос столицы, политического центра. Такого "крена" в сторону морской цивилизации "континентальные" соотечественники Скила не потерпели, и свергли своего царя, пренебрегшего их интересами (поведение Скила можно сравнить с политикой Петра Первого, также тяготевшего к "морю" и перенесшего столицу; это действие тоже вызвало сильнейшее оппозиционное движение, которое, правда, было не столь успешно, как в скифские времена).

Кто же населял город Борисфен во времена царя Скила? Может быть, все же "греки-колонисты"? Но почему же тогда наиболее ранними постройками в черте города являются однокамерные дома-полуземлянки,48 удивительно похожие на жилища местного, севере - черноморского населения и не имеющие ничего общего с греческой традицией?..

Обнаружены интереснейшие свидетельства господства скифов в Ольвии и вообще в северо-западном Причерноморье на самых ранних этапах становления морских портов. Как известно, один из важнейших признаков политического влияния - это средства денежного обращения, монеты. Оказалось, что в этот период (7-5вв. до н.э.) в Ольвии выпускались бронзовые монеты-"стрелки", имевшие оригинальную форму двухлопастных стрел очень древнего типа.49 Дело в том, что настоящие наконечники стрел издавна служили скифам деньгами (вещь нужная, в хозяйстве сгодится, и вместе с тем удобна, как монета!). Понятно, что ольвийские "стрелки" - это уже настоящие деньги, имитирующие форму древнейшего средства обращения.

Исследователи "стрелок" удивляются: зачем бы это грекам понадобилось копировать скифские деньги. Первоначально думали, что жители Ольвии делали "стрелки" специально для торговли со скифами. Но быстро выяснилось, что "стрелки" были мелкой монетой, врядли далеко выходившей за пределы городского рынка...

Скифский царь располагается в Ольвии как у себя дома, а жители города расплачиваются между собой чисто скифскими деньгами! Стоит ли утверждать после этого, что Ольвия была "греческим полисом"? Очевидно, что бронзовые "стрелки" были первым этапом настоящего денежного обращения у самих скифов. Появление приморских городов и одновременное появление в этих городах первых скифских денег - звенья одной цепи.

Ясно, что ранняя Ольвия (7-5вв. до н.э.) и соседние с ней города были построены самими скифами для торговли с греками и находились полностью под контролем скифского государства. А что было потом?

В 331г. до н.э. под стены Ольвии из Фракии (совр. Болгарии) явился Зопирион, полководец Александра Македонского и попытался взять город штурмом. Великий Александр пытался присоединить к своей империи Великую Скифию! Но не вышло. Жители Ольвии, борисфениты и соседние скифы оказали яростное сопротивление, македонская армия была разгромлена. А ведь в те времена настоящие греческие "полисы" рассматривали Македонию как свой собственный, национальный политический центр. Выходит, что Ольвия прикрывала Скифию от экспансии со стороны Средиземноморье, а вовсе не была форпостом этой экспансии.

Для 2в. до н.э. у нас есть надежное свидетельство господства скифов в Ольвии: выпущенные здесь монеты с изображением царя Скилура. Тогда же скифам подчинялись и города западного берега Крыма, главным из которых была Керкинитида (Евпатория). Чуть позднее северо-западное побережье Черного моря перешло под контроль сарматов. Так, Дион Хрисостом, посетивший Ольвию в 82г. н.э., писал, что реки Днепр (Борисфен) и Буг (Гипанис) впадают в море около "крепости Алектор", принадлежащей "супруге сарматского царя".50 Военная крепость сарматов, перекрывая устья рек, полностью контролировала окрестные города, самым крупным из которых была Ольвия.

А кто же населял этот город, в политическом отношении, как очевидно, никогда особо не отдалявшийся от скифского и сарматского государств? Может быть, все-таки "классические" греки, одетые в хитоны и увенчанные лавровыми венками? Оказывается, нет. Дион Хрисостом, посетивший Ольвию (то есть Борисфен) в конце 1в. н.э., сообщает, что все ее жители одеты "по-скифски", то есть в штаны и сапоги, носят бороды, прекрасно умеют обращаться с конями... Из всей греческой культуры интересуются только древним эпосом - "Илиадой" (почему - об этом позже). В самом деле, "греки" ли они?... Или настоящими греками были только немногие купцы, находившиеся там по своим торговым делам?

Об истории Ольвии на рубеже н.э. Дион сообщает следующие подробности:

"Город борисфенитов по своей величине уже не соответствует своей былой славе, чему виной постоянные войны и разрушения. Ведь этот город, построенный очень давно, в самой гуще варварских племен и притом, пожалуй, наиболее воинственных, постоянно подвергается нападениям и не раз бывал захвачен врагами. Последнее и наиболее страшное разрушение он претерпел около ста пятидесяти лет тому назад. В ту пору геты захватили и этот город, и многие другие по левому берегу Понта до самой Аполлонии. Поэтому положение греков, живших в этом краю, стало очень тяжким: некоторые города вовсе не были заселены заново, другие - едва-едва, причем по большей части в них поселились варвары. Немало городов в разных областях подвергалось захвату и разрушению, так как греческие поселения рассеяны повсюду".

Очевидно, город попал под удар в ходе одной из "пограничных" войн между южнорусскими скифами и их дунайскими соседями - гетами (собственно говоря, жителей причерноморских степей в это время уже называли сарматами, но Дион, как и многие авторы, не делает между скифами и сарматами никакой разницы).

Нападение гетов, впрочем, было отбито, и Ольвия возвращена законным хозяевам: "БОРИСФЕНИТЫ ПОСЛЕ РАЗРУШЕНИЯ СВОЕГО ГОРОДА СНОВА, СОБРАВШИСЬ ВМЕСТЕ, ЗАСЕЛИЛИ ЕГО, ПО-ВИДИМОМУ, СОГЛАСНО ЖЕЛАНИЮ СКИФОВ, которые хотели вести торговлю с греками, приезжавшими в эту гавань; когда город стал необитаем, греки перестали заезжать в него, так как у них не находилось земляков, у которых они могли бы остановиться..."51 Отношения греков и скифов в этом пассаже предстают совершенно ясно: и те, и другие были заинтересованы в торговле, нуждались друг в друге; "борисфениты" же были посредниками в этих отношениях.

 

Херсонес Таврический; Солнечный Город в Крыму

Херсонес, расположенный на месте современного Севастополя, был важнейшим среди городов южного берега Крыма. Западное побережье с центром в Керкинитиде (Евпатории) иногда подчинялось Херсонесу, а иногда входило в ту же политическую систему, что и Ольвия. Восточный берег Крыма издавна входил в Боспорское царство.

Имя города безуспешно пытаются вывести из греческого языка. На самом деле оно восходит к глубокой древности и лежит в общем культурном поле для цивилизации южнорусских степей с одной стороны и северноевропейской цивилизации кельтов - с другой. Кроме Херсонеса в Крыму, на полуострове Ютландия (!) в древности был известен Херсонес Киммерийский... Очевидно, название Херсонес (Корсунь) относится еще к киммерийской или даже более ранней эпохе и скорее всего, оно связано с культом солнечного бога Хорса, хорошо известному на Руси.

На месте Херсонеса поселения существовали еще в начале 1 тыс. до н.э.52 Но утверждают все же, будто город был "основан" греками; спорят лишь о том, чьей "колонией" он являлся... Основываясь на данных источников, что в "основании Херсонеса" участвовали выходцы из Гераклеи Понтийской и с острова Делоса, некоторые исследователи пришли к выводу, что такая совместная колонизация по политическим соображениям могла иметь место только в 422г. до н.э. (все остальное время Делос и Гераклея входили во враждебные политические блоки). Но греческая керамика на месте Херсонеса, согласно данным археологии, появилась гораздо раньше, еще в 6в. до н.э. Тогда приходится сделать парадоксальный вывод, что этот "ранний" Херсонес не имел с "поздним" Херсонесом ничего общего...53

Конечно же, это не так. Сообщение о "колонизации" Херсонеса представителями двух враждебных государств Греции может означать только одно: ни одно из этих государств - ни дорийская Гераклея, ни ионийский Делос - не обладали в Херсонесе политической властью, их граждане "колонизировали" город как частные лица, поселившись там как простые купцы и ремесленники. Греки не "создали" Херсонес, но "вписались" на определенных условиях в структуры, заложенные местным населением - таврами и скифами.

ХЕРСОНЕС ИЗНАЧАЛЬНО ПРИНАДЛЕЖАЛ ТАВРОСКИФАМ. Такой вывод вполне подтверждается всеми данными: и преемственностью Херсонеса с местными поселениями эпохи бронзы, и его местным, древнеарийским именем, и общим обликом самого города и его жителей, большинство которых, как и везде в Причерноморье, были скифами.

О политической и идеологической независимости Херсонеса от эллинского мира свидетельствуют слова присяги, которую приносили граждане этого города. Достаточно прочитать ее, чтобы убедиться: они исповедовали вовсе не греческую религию.

В самом деле, клятва херсонесцев включала такие имена главных богов: Зевс, Гея, Геракл и Дева. Монеты Херсонеса выпускались с изображениями Девы и Геракла. Очевидно, что эти четыре божества и были наиболее почитаемы в городе. Зевс и Гея - это боги неба и земли, верховная супружеская пара, правящая миром, почитаемая... не у греков, а у скифов (по свидетельству Геродота). У греков глава Олимпа Зевс вовсе не был тождествен богу неба Урану, супругу Земли-Геи, и вообще культ Урана (высшего бога-творца) отошел на задний план.

Культ Геракла в Причерноморье хорошо известен (тоже отмечено у Геродота). Если в Элладе Геракл был скорее героем эпоса, то в Скифии это был один из главных богов, притом же, как утверждали греки, "прародитель" скифов. Наконец, культ херсонесской Девы сильно отличался от греческих, зато скифские цари клялись "Девой и Зевсом", ставя эту богиню наравне с верховным божеством.

Что за люди давали такую присягу? Допустим, греки в Причерноморье могли переодеться в скифский костюм, могли использовать скифские деньги и подчиняться скифским царям. Но не могли же они отречься от своей религии, основы цивилизации... Нет, видно, даже Херсонес, сильно подверженный влиянию со стороны Средиземноморья, населяли все же не греки, а "тавроскифы", почитатели божественной Девы.

В скифские времена Херсонес был независимым государством, представляя собой своеобразный "буфер" между цивилизациями Моря и Степи. Однако уже с начала 2в. до н.э. влияние античного мира стало перевешивать: Херсонес склонялся к союзу с Понтом, эллинистическим царством севера Малой Азии. Скифские цари Крыма безуспешно пытались установить над ним контроль.

При Митридате Понтийском (около 107г. до н.э.) Херсонес вошел в его империю, а после ее разгрома подчинился Боспор-скому царству. И только в конце 1 - начале 2 в. н.э. Херсонес оказался в прямом подчинении у Рима; начиная с этого времени, цивилизация "Средиземья" не выпускала этот важный пункт из своих рук вплоть до 18-го столетия. Отношения Херсонеса с окрущающим "скифским миром" с этого времени стали в основном враждебными (хотя оставалось и поле для культурного контакта).

 

Неаполь (Новгород) Скифский

Скифская столица в Крыму располагалась на месте современного Симферополя и именовалась греками Неаполем (очевидно, перевод названия типа "Новгород"). Город получил такое название потому, что представлял собой в самом деле новую столицу скифского царства: прежняя находилась на Днепре. По своей материальной культуре Неаполь Скифский мало чем отличался от Херсонеса: того же типа городские стены, дома, общественные здания с колоннами, те же статуи "греческих" богов и греческие надписи, что и в других городах... сходные погребения, сходная керамика. Если бы не было достоверно известно, что Неаполь был столицей скифского царства и к грекам ни имел никакого отношения, его тоже вполне могли бы записать в "греческие полисы"!

Подступы к Неаполю со стороны Херсонеса были тщательно укреплены при помощи мошной системы крепостей-фортов. Очевидно, скифы опасались морского десанта, и не напрасно. Войны с Понтийским царством на рубеже 2 и 1в. до н.э. развивались именно по такой схеме: сначала высадка в Херсонесе, потом агрессия против Скифии...

Впечатляют и укрепления самого города:

"Неаполь-Скифский был огражден оборонительной стеной в 3 веке до нашей эры. Она была сложена из крупных необработанных камней на глиняном растворе. Ширина ее первоначально доходила до 2,5 метра. Позднее стену расширяли и укрепляли пристройкой новых панцырных поясов... Общая ширина стен достигает 8,5 метра, а в некоторых местах доходит до 12,4 метра. ТАКИХ МОЩНЫХ СТЕН НЕ БЫЛО НИ В ОДНОМ ДРЕВНЕМ ГОРОДЕ СЕВЕРНОГО ПРИЧЕРНОМОРЬЯ - НИ В ОЛЬВИИ, НИ В ПАНТИКАПЕЕ, НИ В ХЕРСОНЕСЕ".54

И не удивительно - ведь Неаполь был столицей, тогда как остальные крымские города предствляли собой всего лишь морские порты...

Дома в городе были добротные - каменные, с черепичной двускатной крышей. "На коньке крыши вертикально поставлена стрела, по сторонам ее как бы вырезанные из дереве головы двух коней, обращенные мордами в разные стороны".55 Как отмечал исследователь Неаполя П.Н.Шульц, архитектура жилых домов удивительно напоминает русские избы - с такими же точно коньками...

Не только "коньки". Можно сравнить узоры на скифских ларцах из кости и на традиционных русских деревянных изделиях, чтобы убедиться в глубоком сходстве их стиля. Рельефные портреты скифских царей напоминают средневековые изображения русских князей, а одно из них предвосхищает "канонические" изображения св. Георгия...

Мавзолей правителей Неаполя, переполненный золотом, был расположен вне городских укреплений у стен скифской столицы и стоял первоначально открытым. "Казалось, что даже не защищенный еще стенами, он оберегал город, так же как и жители его были призваны оберегать священный прах своих властителей"!56 В каменной гробнице мавзолея, самой древней и богатой, был погребен царь Скилур, основатель тавроскифской державы, изображения которого хорошо известны по монетам и по каменному рельефу. (Это тот самый царь, который посоветовал своим сыновьям сохранять единство, и показал, что бывает в противном случае на примере отдельно взятых прутиков и целого пучка, переломить который не так-то просто.)

На стенах склепов скифского некрополя обнаружены росписи, многие из которых отличались высокохудожественным исполнением. На стене "склепа №9" изображен "бородатый скиф в высокой шапке, в мягких сапогах. НА НЕМ ШИРОКОПОЛЫЙ КАФТАН С ОТКИДНЫМИ РУКАВАМИ, НАПОМИНАЮЩИЙ ДРЕВНЕРУССКИЕ КАФТАНЫ. Скиф играет на греческой лире"... На другой стене "мы видим скифа, выезжающего на охоту. Он сидит на статном тонконогом коне, напоминающем арабского скакуна, в правой руке держит повод, в левой - копье. На голове у него остроконечная шапка. А перед ним две собаки - красная и черная; с яростью и вместе с тем со страхом набрасываются они на дикого ощетинившегося каба-на..."57

Псовая охота уже и в те времена была привелегией аристократии. Основным же занятием крымских скифов было земледелие (на первом месте!) и скотоводство, особенно коневодство. Зерно в большом количестве шло на экспорт в Грецию и Рим, а из Средиземноморья ввозилось вино и оливковое масло. Кроме традиционной скифской лепной керамики, местные жители изготовляли также посуду на гончарном круге. Короче говоря, "тавроскифы" уже в 3-2вв. до н.э. имели тот культурный уровень, который, как еще недавно считалось, был достигнут в России только в средневековье.

В Неаполе Скифском заметны следы пожара, датируемые концом 2в. до н.э. Это был единственный случай за всю его 700-летнюю историю, когда враги (Митридат Понтийский) прорвали оборону. Кроме последнего, заключительного удара: в конце 4в. город подвергся внезапному разрушению, причем многие жители были вынуждены эвакуироваться, оставив все свои вещи. Это было нашествие гуннов...

После этого Неаполь запустел. Но какие-то функции крымской столицы впоследствии, видимо, были восстановлены. Еще в конце 8в., по свидетельству греческого источника ("Жития св. Стефана Сурожского"), некий русский князь Бравлт из Новгорода совершил нападение на восточнокрымский город Сурож, принадлежавший тогда грекам. Под влиянием местного "святого" Бравлин принял христианство...

В этом сообщении видели свидетельство влияние северного-"варяжского" - Новгорода на юге еще в 8-м веке; но археологами установлено, что Новгород на Ильмене был основан только в 860-е гг. (как и сказано в летописях). Естественно видеть в Новгороде из "Жития Стефана" Неаполь Скифский, старую столицу Крыма, тем более, хорошо известно: русскими византийцы называли прежде всего "тавроскифов", то есть скифов, живущих в Крыму.

Может быть, Неаполь Скифский и с самого начала именовался - просто Новгород?...

 

Боспорское царство Меотиды

Города в Восточном Крыму образовались еще в 7в. до н.э. (в период максимального могущества скифской цивилизации). Около 480г. до н.э. здесь возникло самостоятельное Боспорское царство, столицей которого стал Пантикапей (совр. Керчь). Само название "Пантикапей" опять-таки не греческое, а местное: сравнивая с индоиранскими языками, его можно перевести как "путь рыбы". Пантикапею подчинились Нимфей, Мирме-кий, Киммерик, Тиритака и Феодосия на крымской стороне, Фанагория, Гермонасса (совр. Тамань) и Синдская гавань (Горгиппия, совр. Анапа) на таманской. В конце концов Боспор включил в свою владения почти все Приазовье вплоть до устья Дона и значительную часть Кубани.

Боспорским царством в 480-438 гг. до н.э. правила династия Археонактидов, о которой практически ничего не известно. В 438г. до н.э. царем стал Спартак, основавший династию, правившую три с половиной века. На том, что вторая боспорская династия была не греческой, а местной, сходятся все исследователи; более того, они вынуждены признать, что боевую силу боспорской армии составляла скифская конница.58 Но почему-то не решаются прямо сказать: КОМУ ПРИНАДЛЕЖАЛА ПРАВЯЩАЯ ДИНАСТИЯ И ВООРУЖЕННЫЕ СИЛЫ, ТОМУ ПРИНАДЛЕЖАЛА И ПОЛИТИЧЕСКАЯ ВЛАСТЬ. БОСПОР НА САМОМ ДЕЛЕ БЫЛ МЕОТО-САРМАТСКИМ ЦАРСТВОМ!

(Не желая признавать этот очевидный факт, некогда запустили "утку", что якобы династия Спартакидов была по происхождению не местной, а... фракийской - как будто из Фракии - совр. Болгарии - до Приазовья было рукой подать. На каком основании? Да только на том, что имена некоторых боспорских царей совпадали с именами, известными у фракийцев. Между тем известно, что многие народы индоевропейского происхождения использовали одинаковые имена - наследие прежнего единства...)

В виду местного, приазовского, меото-сарматского происхождения династии Спартакидов нет никаких оснований называть Боспорское государство "греческим". Само существование на Боспоре сильной, стабильной царской власти, принципиально отличной от античных "парламентских демократий", перемежающихся с непрочными "тираниями" (диктатурами), показывает, что Боспор находился в русле совершенно иных, чем греческие, политических традиций. Это было именно полноценное "царство", наследственная монархия, а вовсе не "тирания"!

Боспорское царство находилось под властью местной, национальной династии на протяжении практически всей своей 1000-летней истории. Падение Спартакидов (107г. до н.э.) произошло в результате агрессии с южного берега Черного моря: Крым был ненадолго захвачен Понтийским царством, располагавшимся территории современной Турции. Но, после разгрома Митридата Понтийского римлянами, Боспор немедленно восстановил независимость и смог ее утвердить, отразив натиск Римской империи. В 47г. до н.э. представитель местного населения Аспург сверг наследника Митридата с престола и женился на его дочери Динамии; так была основана новая династия Рескупоридов, правившая четыре столетия.

Само имя "Аспург" указывает на происхождение нового царя из приазовских меотов-аспургиан. Название этого народа можно расшифровать как "асы" (ясы), живущие в крепостях (пургос - по гречески башня). Как известно, "асы" - одно из древнейших наименований ариев (оно сохранилось в скандинавских и индийских преданиях об Асгарде - городе асов). В 1 тыс. н.э. и в средние века имя "асы" носили донские и азовское сарматы. Об этническом облике новой боспорской династии говорит и тот факт, что несколько ее представителей носили имя "Савромат"... Сарматские всадники и составляли основную военную силу Боспора на протяжении всей его истории.

Рескупоридам пришлось столкнуться с сильным врагом - Римской империей, объединившей все цивилизации "Средиземья" в один политический организм. Максимального влияния на берегах Понта Рим достиг в правление знаменитых императоров Траяна и Адриана. Римские гарнизоны стояли в эту пору в Херсонесе и низовьях Днепра! Но совершенно напрасно составители исторических карт включают все прибрежное Причерноморье в состав Римской империи. Этого на самом деле не было никогда. Боспорские цари сохраняли не только формальный титул, но и реальную политическую власть.59

На это указывает все: и сохранение стабильной преемственности местной национальной династии Рескупоридов на протяжении столетий, и длительная чеканка собственной монеты, продолжавшаяся до середины 4в. н.э. (ничего подобного в зависимых от Рима царствах не было). Хотя боспорские цари 1-2вв. н.э. именовались "римлянолюбивыми", это еще не означало политической зависимости (точно так же властители Парфянской империи считались "эллинолюбивыми"). Зависимый от Рима правитель не смог бы принять титул "царь царей", как сделал это Савромат Первый еще в конце 1в. н.э.

Боспор не только не входил в римские владения, но был объектом постоянной агрессии со стороны Рима, пытавшегося всячески вмешаться в его внутренние дела. Крайними владениями римлян во 2в. н.э. на востоке Черного моря были Херсонес и Диоскуриада (на месте совр. Сухуми). Флавий Арриан, посетивший Диоскуриаду в 134г., составил краткое описание пути на Боспор для императора Адриана ("Перилл Понта Эвксинского"). По сути дела, "перилл" представлял собой разведданные, описание путей, пригодных для военных экспедиций.60 О подвластных землях, "провинциях" империи, в подобном тоне не пишут! Боспорское царство так и не подчинилось Римской империи - даже на вершине ее могущества; оно продолжало выполнять роль "заслона", перекрывающее римлянам путь во внутреннюю Евразию.

История Боспора была долгой, а политическая власть удивительно преемственной (за 800 лет там сменилось только две династии). В 370-е гг. н.э. боспорские города подверглись страшному разгрому от гуннов, и долго не были восстановлены во всей прежней мощи. Но они не исчезли!

На примере азово-черноморских городов Боспорского царства особенно ясно видна удивительная, многотысячелетняя преемственность культуры Южной России. Возникшие еще в эпоху бронзы, наиболее значительные из них существуют и по сей день.

После кратковременного упадка "великого переселения народов" Боспорское царство было восстановлено как Тмутараканское княжество в рамках государственности варяжской Руси; новый подъем испытали и его города. Так, древний Пантикалей, заселенный уже в бронзовом веке, достигший вершины могущества в 5в. до н.э. - 4в. н.э. как столица Боспора, после кратковременного упадка возродился в составе Хазарии (7-8вв.), стал известен с конца 8в. под именем Корчев и вошел в состав русского Тмугараканского княжества (10-12вв.).

Столицей этого княжества стал другой древний город Боспора, Гермонасса, получивший имя Тмутаракань (название произошло от "тагма-тархан", звания сарматских военачальников; вспомним имя первого царя скифов Таргитая).

Другой важнейший город Боспора Киммерийского, Феодосия, был заселен еще в неолите (!), в бронзовом и железном веках. В 5-6в., оправившаяся после гуннского погрома, Феодосия представляла собой поселение аланов61 ; с конца 6в. перешла к Хазарии, с 10 в. известна под именем Кафы, в Ив. вошла в состав Тмугараканского княжества.

Город Судак, также заселенный еще в эпоху бронзы и в раннем железном веке, существовал и в античный период, с 4в. до н.э. (хотя об этом предпочитают не упоминать: ведь ни один греческий полис не "взял на себя ответственность" за его основание!). Согласно источникам, в 212г. н.э. алано-сарматы построили здесь крепость под названием "Сугдея"... В русских летописях город был известен под именем Сурож, и скорее всего, это есть его изначальное название: от имени древнего арийского солнечного бога Сурьи. Еще один Солнечный город! По имени этого города и Азовское море называлось Сурожским...

Настоящий, глубокий упадок азово-черноморские города испытали в 13-17вв. После татаро-монгольского нашествия Крым действительно был "колонизирован" предприимчивыми средиземцами. С полного согласия татар, Феодосия с 1270-х гг., а Керчь с 1318г. перешли под власть генуэзцев, превративших их в крупнейшие центры работорговли. Прибыль с "живого товара", славянских рабов (которых так и называли: esclavo, slaves), шла немалая, Европа в "симбиозе" с татарами занималась "первоначальным накоплением капитала"...

Так продолжалось до тех пор, пока не был раздавлен последный змееныш из логова Змея Горыныча, крымско-татарское ханство (конец 18в.), и солнечные города Крыма и Приазовья не были возвращены России.

 

Танаис на Русской реке

Свое название город получил по имени великой реки Дон (Танаис), в устье которой он и расположился. Дон и Тана/Танаис - это формы одного и того же слова, которое, если судить по иранскому и древнеиндийскому языкам, некогда у ариев означало "река", "вода". Другое древнее название Дона-"Сину" (в средние века переиначенное как "Синяя вода") также имеет аналоги в синскрите: Синд, Синдху - тоже значит "река". Слово "дон" входит в название и других рек Восточной Европы (Днепр - Данапр, Дунай), но только Дон именовался просто "Рекой". В раннем средневековье - Русской Рекой (то же название иногда относили и к Волге).

Танаис, наверное, один из самых загадочных городов Приазовья-Причерноморья. Ничего не известно о том, кто основал его. Молва приписывает это деяние боспорцам, но... выясняется, что город, существовавший по крайней мере с Зв. до н.э., первоначально не был подчинен Пантикапею. Он вошел в Боспорское царство только после войны на рубеже н.э., когда был подвергнут разорению войсками царя Полемона (ставленника Рима, вскоре свергнутого своими гражданами).

Если сохранить в силе тезис "Танаис - это эллинистический город", то из этого следует довольно странный вывод: ранний Танаис был "независимый греческий политический организм, противостоящий окружающим варварским племенам".62 Но в действительности долго ли смог бы такой "независимый организм", оторванный от своей базы, "противостоять" - или тут же был бы сметен сильным сарматским государством?...

Разберемся, можно ли вообще применять к Танаису такие смелые термины как "греческий" или "эллинистический" город.

По своему внешнему виду, типу застройки Танаис мало отличается от других городов побережья Черного и Азовского морей античной эпохи. Но это еще ровно ни о чем не говорит: ведь точно так же выглядит и Неаполь, столица крымских скифов. Что же особого, характерного дали раскопки Танаиса?

Прежде всего, это керамика. Обнаружены многочисленные амфоры греческого типа - как привозные из Боспора, так и сделанные на месте. Такие амфоры служили тарой для вина и оливкового масла, основных продуктов импорта. Но бытовая посуда горожан, найденная в большом количестве, была иной, представляя собой керамику ручной работы. Эта лепная керамика (полусферической формы типа горшка и в форме обычного кувшина со суживающимся горлом), несомненно, имела местное, приазовское происхождение. Такая же керамика была широко распространена в Боспорском царстве (в Пантикапее, Фанагории, Тиритаке, Мирмекии).63

Мало того. Эта же боспорская лепная керамика находит аналогии и на Северном Кавказе, в Прикубанье, Нижнем Поволжье! То же самое относится и к так называемой "сероглиняной лощеной" керамике позднего Танаиса: она распространена и в Подонье, и в Прикубанье, и в Поволжье, и в Поднепровье, в северо-западном Крыму и в Ольвии.64

Ясно одно: лепная керамика принадлежала местному, "варварскому" населению. Ясно и другое: она была распространена в "местах обитания сарматов". В любом другом случае был бы сделан вывод: ЛЕПНАЯ КЕРАМИКА ТАНАИСА И ДРУГИХ АЗОВО-ЧЕРНОМОРСКИХ ГОРОДОВ ПРИНАДЛЕЖАЛА САРМАТАМ. Но - только не в этом: "Делать какие-либо выводы о связи лепной керамики с определенной этнической группой населения в настоящее время преждевременно... Отметим только, что наиболее распространенные типы танаисских сосудов... находят аналогии на очень большой территории я поэтому не могут быть связаны с какой-либо определенной этнической группой".65

Еще бы! Если бы в этом случае применили "керамический критерий", на который так любят ссылаться археологи (бытовая посуда служит ярким идентификатором этнической принадлежности), то оказалось бы, что все якобы "греческие" северопонтийские города были на самом деле сплошь заселены... сарматами! Оказывается, что очень уж большую территорию покрывает сарматская лепная керамика (ну что поделать: Россия так велика). Слишком много городов попадается на этой территории. И слишком сильно напоминает сарматская лепная керамика 2-Звв, н.э. славянскую, такую, какой она известна в раннем средневековье!

Небезинтересно узнать, что за люди жили в Танаисе и почему они лепили "сарматскую" керамику. Известно, что жители Танаиса делились на две группы, называясь "эллинами" и "танаитами", причем каждая из них управлялась собственными архонтами. Но установлено, что различия между этими двумя группами не носили этнического характера. По-видимому, и те, и другие горожане были сарматами, поскольку даже "сами архонты эллинов носили иногда явно негреческие имена и, вероятно, происходили из среды эллинизированной туземной знати".66 Скорее всего, "эллинами" назывались граждане Танаиса, включавшие себя в поле греческой культуры - в отличие от своих собратьев, оставшихся полностью верными древним установлениям (точно так же позднее стала обосабливаться группировка "христиан").

Знаменитая плита Трифона, найденная в Танаисе, может дать представление о том, кем были "архонты эллинов" в действительности. Судя по греческой надписи, на плите изображен некий "Трифон, сын Андромена". Но

"несмотря на греческое имя, это, несомненно, сармат... Одетый в пластинчатый панцырь, со шлемом на голове, Трифон сидит на коне в полоборота, держа наготове двумя руками длинное и тяжелое копье... Можно думать, что плита эта была вделана в кладку самой башни или примыкающей к ней оборонительной стены и что Трифон принимал участие в строительстве этих крепостных сооружений".67

К этому следует добавить, что имена типа "Трифон" или "Андромен" вряд ли можно считать "заимствованными" у греков. Хорошо известно, что имена такого типа (то же "Трифон", имена на "андр" - Андрей, Александр) издавна были популярны на Руси. Если напомнить, что дорийская элита античной Греции имела северное, дунайско-причерноморские происхождение, то возникает большой вопрос: а не был ли характерный для нее "именной набор" первоначально занесен в Грецию с берегов Дона? Не относились ли греческие и место-сарматские приазовские имена к одной и той же традиции?

Можно проверить, были ли в Танаисе настоящие "эллины" или нет. Ответ на этот вопрос дают антропологические исследования.68 Они выявили в городе два типа населения: 1) "длинноголовый европеоидный с узким и невысоким лицом" и 2) "короткоголовый европеоидный с несколько уплощенным лицом" (с незначительной монголоидной примесью). Второй тип, как установлено, чисто сарматский (похожий на сибирский). Может быть, первый - греческий? Но при сравнении его с древнегреческим "отчетливо прослеживается разница"...

Зато большое сходство первый тип жителей Танаиса обнаруживает с коренным населением Приазовья - с синдами и местами. На местное происхождение указывает и обряд погребения людей "первого типа" - скорченные захоронения, обряд, сложившийся в южной России еще в каменном веке. Разумеется., таким способом были погребены не греки, а коренные жители Нижнего Подонья.

Исследования некрополя Танаиса вообще не обнаружили обычных для греческих погребений плит с изображениями умершего и надписями. Все особенности погребений - долбленые гробы-колоды, курганные насыпи - имеют местное, меото-сарматское происхождение.69 (Следует напомнить, что эти же особенности погребений были характерны и для славян раннего средневековья...). Не следует относить к влиянию греков и обряд кремации, иногда встречавшийся в Танаисе в первые века его существования. Среди коренных жителей восточного Приазовья и Причерноморья, меотов (в отличие от чисто степных сарматов) этот обряд поддерживался с древнейших времен до раннего средневековья, о чем свидетельствуют еще источники 10 в.

Известно, что одним из важнейших показателей этнической принадлежности служит тип одежды. Древняя одежда танаитов, конечно, не сохранилась, но зато остались ее металлические детали - застежки (так называемые фибулы). Эти фибулы уже давно служат археологам в качестве "следа", безошибочно указывающего путь перемещения народов.

Ранний, еще 2-1вв. до н.э. тип танаисских фибул - это так называемые "пружинные броши". Такие броши археологи находят в городах "с сильно варваризованным населением (Неаполь, Танаис) или на варварской периферии античных центров (Кубань, Приазовье)". Между тем греческие фибулы в Северном Причерноморье "очень плохо известны по археологическим материалам"!70 Если убрать никому не нужные и совершенно не научные выражения типа "варвары" и "варварская периферия", то эта фраза означает: ДРЕВНЕЙШЕЕ НАСЕЛЕНИЕ ТАНАИСА СОСТАВЛЯЛИ СКИФЫ И САРМАТЫ - ТЕ ЖЕ САМЫЕ, ЧТО ЖИЛИ В КРЫМУ, В ПРИАЗОВЬЕ, НА КУБАНИ.

Вывод из всего этого удивительно прост. В ТАНАИСЕ ГРЕКОВ КАК "ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ" НЕ БЫЛО ВООБЩЕ. Почти не было даже купцов на "постоянном жительстве"...

Следовательно, у нас есть все основания полагать, что ТАНАИС БЫЛ ОСНОВАН САРМАТАМИ И ПЕРВОЕ ВРЕМЯ ПРЯМО ВХОДИЛ В САРМАТСКОЕ ГОСУДАРСТВО. Поэтому источники и не упоминают до 1в. н.э. о его подчинении Боспору. Интересно, однако, когда и при каких обстоятельствах образовался этот город?

Раскопки дают ответ и на этот вопрос. Находки кремниевых орудий "свидетельствуют о возникновении поселения на месте Танаиса задолго до образования здесь города". Клиновидный каменный топорик, обнаруженный, правда, в перекопанных слоях, датируется рубежем 3 и 2 тыс. до н.э.! "Эта находка свидетельствует о НАЛИЧИИ ЖИЗНИ НА МЕСТЕ ТАНАИСА ВО ВСЯКОМ СЛУЧАЕ С НАЧАЛА ЭПОХИ БРОНЗЫ".71

Выходит, что Танаис возник вовсе не в сарматскую эпоху, но имел гораздо более древнюю традицию. Он вообще не был "основан", а развился в город в силу естественных причин из древнего поселения. Настолько древнего, что корни его восходят еще к "протоарийской" эпохе...

***

Танаис удивителен не только своей глубокой древностью, но и дальними связями. Так, в городе обнаружены стеклянные сосуды, довольно разнообразные и хорошего качества. Изготовлялись они тут же, на месте, но имели ярко выраженный и хорошо известный в эпоху поздней античности (3-4вв.) "кельнский тип". Основные центры изготовления стекла такого типа находились в долине Рейна; оттуда шел экспорт по Римской империи, Центральной и Северной Европе.

В районе Бахчисарая также была обнаружена мастерская, изготовлявшая "кельнское стекло". Налицо местное производство по иностранным образцам; "не исключено, что в Танаисе работали приезжие стеклодувы".72 Нет оснований полагать, что связи с долиной Рейна танаиты осуществляли через посредство Средиземноморья: на юге имелись свои центры стекольного производства. Очевидно, связи с Германией были прямые.

На Германию как на источник культурных "новшеств" на Нижнем Дону и в Причерноморье-Приазовье 3-4вв. указывают и фибулы - безошибочный "след" перемещения европейских народов античного времени. В 1-Звв. н.э. танаисские фибулы напоминали те формы, которые были характерны для северного Причерноморья вообще и для Боспорского царства в частности (именно в это время Танаис вошел в состав Боспора). А в Зв. н.э. произошла резкая смена типа фибул: аналоги их находятся в юго-восточной Прибалтике, нижневисленской культуре, в Словакии, Моравии, на Эльбе. То же самое наблюдалось и во всей северопонтийской зоне, причем, судя по находкам в Крыму, фибулы среднеевропейских форм изготавливались именно здесь, на месте, а не ввозились.

"Кельнское" стекло и балтийско-германские фибулы появилось в Танаисе в первой половине Зв. н.э., когда в Причерноморье возникла империя готов. Это государство, основанное (как свидетельствуют источники) династией из Скандинавии, было образовано в основном силами среднеевропейских вендов. Археологические данные подтверждают это: и стекло, и фибулы указывают на Германию, а не Скандинавию, как источник культурного влияния (вендская Германия еще в начале н.э. не была "германоязычной").

Из источников известно, что к Танаису продвинулся союз герулов, которых средневековые источники отождествляли с гаволянами, одним из славяно-вендских народов Северной Германии.73 Поскольку танаисские фибулы довольно сильно отличались от причерноморских, собственно "готских", ясно, что они были именно "герульскими" 74.

С другой стороны, в Танаисе 3-4вв. обнаруживаются и фибулы восточносарматского типа. В эту эпоху город находился на границе двух крупных государственных образований - готской империи Причерноморья, образованной германскими вендами, и волго-донского царства, основанного аланами-сарматами. Соседство империи готов стало для Танаиса роковым. Около 250г. н.э. город был разрушен, очевидно - в ходе гото-аланских войн. После погрома город восстановлен в 330-е, и окончательно погиб в конце 4в. в результате нашествия гуннов.

О падении Танаиса упоминает ряд источников, причем в некоторых из них он выступает под другим именем. Византийские, арабские и персидские авторы свидетельствуют о городе "РОСИЯ", который стоял в устье Дона и был разрушен готами и гуннами.75 Видимо, это и был город Танаис, который носил второе название, такое же, как и Танаис, Дон - Русская река.

 

Дербент: Каспийские ворота на замке

О том, что скифы и сарматы имели города в Северном Причерноморье и Приазовье, известно уже давно. Правда, количество этих городов недобросовестные историки всячески старались преуменьшить, записывая большинство их в "греческие полисы". Археологические исследования последних десятилетий показывают, однако, что в раннем железном веке города возникали не только в Причерноморье, но и других областях Великой Скифии.

Одной из зон ранней урбанизации оказался Северный Кавказ. В период своего расцвета скифское, а затем сарматское государства контролировали всю степную зону к северу от Кавказского хребта, вплоть до предгорий. Высокие горные вершины служили южной границей Великой Скифии. И здесь, на границе, уже в начале 1 тыс. до н.э. возникли мощные скифские крепости.

Одна из них, пожалуй, самая известная, была расположена в месте, предназначенном самой природой для возведения оборонительных сооружений, там, где Каспийское море подходит к горам почти вплотную. Эта крепость, замыкавшая единственную на Восточном Кавказе удобную дорогу на юг, называлась в древности "Каспийскими воротами"; на ее месте теперь стоит город Дербент.

О том, что Дербент был построен очень давно, упоминали различные источники. Одни считали, что он основан знаменитым персидским царем Хосровом Ануширваном (531-579гг. н.э.); другие - Александром Македонским (330-е гг. до н.э.), третьи вообще приписывали основание города легендарным персидским шахам (Лехраспу или Афридону), правившим в начале 1 тыс. до н.э. И похоже, древние предания не преувеличивали возраст города: первое упоминание "Каспийских ворот" есть уже у Гекатея Милетского (бв. до н.э.) и у Хареса Мителенского (автора 4в. до н.э., в рассказе о событиях 8-7вв. до н.э.). Наконец, в персидской хронике "Дербенд-наме" называется даже точная дата: 733г. до н.э.76

Археологические раскопки в Дербенте полностью подтвердили эту дату. На самом деле город был еще старше: древнейшее поселение на его месте возникло еще в раннем бронзовом веке, в конце 4 - начале 3 тыс. до н.э. Уже тогда его жители использовали уникальные природные условия для создания военных укреплений. Однако крепость в современном смысле слова (со стенами впечатляющей семиметровой толщины) появилась на вершине холма как раз в конце 8в. до н.э., что совпадает с датировкой 733г. до н.э.:

"В это время здесь был основан мощный укрепленный пункт, который существовал и развивался, господствуя над проходом, вплоть до сасанидского проникновения [-тысячу лет спустя-] и возведения иранцами тут нового типа оборонительных сооружений, частично воспринявших планировку древних укреплений Дербента. Этот мощный опорный пункт возник на базе поселения предскифского времени, сменившего здесь в 9-8вв. до н.э. более древнее поселение бронзового века".77

Персидские хроники правильно назвали возраст Дербента, но немножко "неточно" приписали основание крепости своим правителям (недаром же они не сходились в именах...). Раскопки показали, что иранцы к возведению древних "Каспийских ворот" не имели никакого отношения. Дербентская крепость существовала тысячу лет без них, пока в 4в. н.э. ее не захватили сасанидские шахи. Кому же принадлежала крепость всю эту тысячу лет?...

Хорошо известно, что конец 8в. до н.э. - это время скифских войн, вторжений из южнорусских степей в Переднюю Азию. Нет сомнений, что возведение "Каспийских ворот" было связано с этими событиями. Действительно, уже в слоях 8в. на дербенском холме обнаруживаются следы пожара, находки изящных скифских наконечников стрел и неуклюжих массивных закавказских.

"Подобные наконечники стрел были найдены у стен Ашшура и Вавилона, в слоях древних городов Урарту Тейше-баини и Аргиштихинили, павших в разгар активности скифов в Передней Азии в 7 - начале бв. до н.э., и во многих других городах древнего Востока..."78

Но кто же воевал у стен Дербента? Кто против кого построил крепость? Может быть, все же иранцы (мидийцы) - против скифов, защищаясь от "агрессии варваров"? Но в Дербенте не найдено никаких следов иранской культуры: вся керамика 8-7вв. до н.э. или местная, чисто кавказская, или... скифская (типичные горшки и котелки полусферических форм).79 Это значит, что в Дербентской крепости жили скифы, а наконечники скифских стрел принадлежали не нападавшим, но защитникам.

Анализ политической ситуации конца 8в. до н.э. позволяет сделать тот же вывод, что и данные археологии: "Каспийские ворота" были построены именно скифами. В самом деле, Геродот писал, что скифы вторгались в Азию "по верхней дороге, имея по правую руку Кавказские горы", то есть именно через Дербенский проход. Первые сведения о вторжении скифов относятся к 722-715гг. до н.э. (клинописные таблички с сообщениями ассирийских шпионов о поражении, понесенном урартами от северного народа "гимирри"). Значит, вторжения начались сразу же после основания крепости (733г. до н.э.). Разве могла крепость быть основана против скифов, если она изначально использовалась как база для скифской экспансии на юг?..

Печально, что этим простым вопросом не пожелали задасться исследователи дербенской крепости. Не обнаружив в ней ничего иранского, они тут же постарались приписать ее основание местным жителям Кавказа, чтобы оставить в силе прежний тезис: скифы не могли строить городов... Но следует напомнить, что ранний железный век в Передней Азии - это время противоборства "великих держав": Скифия вела войны с могущественными империями Ближнего Востока. Предположить, что такой важный стратегический пункт, как "Каспийские ворота", принадлежал не одной го великих держав, а малому народу, совершенно невозможно.

Находки вещей местного - кавказского - и северного - скифского - происхождения в нижних слоях Дербентской крепости показывают, что ее население в древности мало отличалось от современного населения северокавказских городов (тогда: кавказские народы + скифы, сейчас: кавказские народы + русские, при тождестве скифы=русские...). Очевидно, что крепость между Кавказским хребтом и Каспием была построена скифами - при поддержке местных жителей - для обороны от экспансии с юга. Да, именно экспансии, потому что рабовладельческие империи Ближнего Востока были вовсе не так "безобидны" и "беззащитны", как их представляют. Следы пожара в дербентских слоях конца 8-го столетия до н.э. - это свидетельство агрессии южных держав против Скифии, попытка уничтожить только что возведенные пограничные укрепления. Но попытка эта не удалась...

Раскопки Дербента показывают, что в войнах 8-7вв. до н.э. первоначальная агрессия исходила именно с юга на север. Да это и не удивительно, если припомнить "подвиги" разнообразных Тиглатпаласаров и Ашпгурбанипалов. ПОХОДЫ СКИФОВ ЧЕРЕЗ "КАСПИЙСКИЕ ВОРОТА" НА ЮГ БЫЛИ ТОЛЬКО ОТВЕТНЫМ УДАРОМ, ПОЛОЖИВШИМ КОНЕЦ УРАРТО-АССИРИЙСКОЙ АГРЕССИИ.

Дербентская крепость служила скифской пограничной заставой, запирая "Каспийские ворота" на крепкий замок. Когда скифское политическое влияние в Предкавказье сменилось сарматским (видимо, это произошло уже в 6в. до н.э.), положение Дербента не изменилось. Южные великие державы напрасно точили зубы: "Каспийские ворота" открывались только для того, чтобы выпустить хорошо вооруженный "ограниченный контингент" сарматских войск.

Все данные говорят о том, что Дербентский проход никогда не принадлежал ни Риму, ни Парфянской (иранской) империи. Только Нерон предпринял было поход к Каспийским воротам, но был вынужден вернуться из-за восстания в Галлии. Известно, что между 72 и 74гг. н.э. в Закавказье и на территорию Мидии через Дербент вторглись сарматы-аланы. Парфянский царь Вологез обратился за помощью к своим заклятым врагам - римлянам, но в помощи ему было отказано... Возможно, что этот поход был ответом алан на Неронову попытку.

Согласно Диону Кассию, в 134-135гг. аланы опять предприняли поход через Дербент. Ограниченные вооруженные контингенты "скифов", согласно Иосифу Флавию и Тациту, принимали участие в войнах римлян и их союзников армян с Ираном. Судя по сообщениям Тацита, аланы-сарматы во всех своих походах на юг использовали Дербентский проход. Это значит, что крепость принадлежала именно им!

Однако среди историков бытует мнение, что в античные времена Дербентская крепость принадлежала маленькому государству, так называемой Кавказской Албании, находившемуся на территории современного Азербайджана... Но Дербент в состав Албании не входил: ни один источник этого не подтверждает. Вообще удивительно, как сама Албания, это мини-государство, сохраняло относительную независимость, не подчиняясь ни Риму, ни Парфии, ожесточенно боровшимся за власть над Передней Азией на рубеже н.э. Может быть, потому, что она находилась в сфере политического влияния третьей силы - Великой Скифии?...

Кроме элементарных геополитических соображений, имеются еще и сообщения источников. Согласно "Истории Армении" Фавста Бузанда (4в. н.э.), область Дербента была подвластна царю родственных аланам маскутов - Санесану, который назван "аршакидским царем маскутов... ибо и их цари и армянские цари были одного и того же происхождения и рода".80 Поскольку еще в середине 4в. н.э. общая политическая ситуация в регионе оставалась такой же, как и за несколько столетий назад, можно считать сообщение Фавста Бузанда свидетельством принадлежности Дербентской крепости аланам.

Между прочим, имя аланского властителя Дербента - Санесан-встречается в русских летописях. Похожие имена (Великосан, Сан и Авелгасан) упоминаются в рассказе о договоре "храбросердого народа словенского, славнейшего и знатнейшего колена русского" с державой Александра Македонского.81 Очевидно, имена на "Сан" были очень популярны у сарматов, и в общем-то, не удивительно, что в России до сих пор пользуется таким почетом имя "Александр"...

Не вызывает удивления и тот факт, что Фавст Бузанд называет аланского князя Санесана представителем той же династии Аршакидов, что армянские и парфянские правители. Только не следует думать, что это армянские правители "внедрились" на Северном Кавказе! Все как раз наоборот: ведь известно, что Аршак, основатель династии, правившей в античные времена в Иране и Армении, был родом из донских сарматов...

Данные археологии только подтверждают сообщения источников: еще в первые века н.э, "Каспийские ворота" контролировало государство волго-донских аланов. Вся керамика Дербента античной эпохи представляет собой ту же смесь сарматских горшков, мисок и кувшинов с кавказскими формами, что и в прежние времена. Керамика Дербента первых веков н.э. удивительно похожа на современную ей керамику Танаиса...

Однако в начале новой эры положение Великой Сарматии пошатнулось. На рубеже н.э. Дербент пережил краткое запустение (точно в то же время, что и Танаис!). Новый кратковременный расцвет наступил в 1-Звв. н.э.; в этот период Дербент из крепости превратился в крупный город. Тогда же усилилась и Кавказская Албания, известная в античном мире успехами земледелия, основанного на искуственном орошении (очевидно, политическое влияние Сарматии в Закавказье принесло процветание этому региону).

Крах наступил в середине Зв. н.э. На дербентском холме этим временем датируется сплошной слой угля и золы... (тогда же был разрушен и Танаис). Из источников известно, что Дербентскую крепость взяли войска шаха Шапура Первого (250-е гг.), но персам тогда закрепиться на севере не удалось. В начале 4в. сарматский Дербент пережил еще одно возрождение, пока в конце этого же столетия гунны не нанесли ему последний удар (точно такой же была и судьба Танаиса). Кстати, тогда же погибла и Кавказская Албания, а другие государства Закавказья надолго лишились независимости и пережили немало бед (ясно, что в античные времена они держались в основном за счет помощи с севера).

Некоторое время Дербент принадлежал гуннам, которые пытались, опираясь на эту крепость, вторгаться в Закавказье и Иран (395г. н.э.). Но победу на этот раз одержали южане: власть над проходом уже в начале 5в. перешла к иранским шахам, перестроившим укрепления по своему вкусу (стены Хосрова Ануширвана, отчасти сохранившиеся по сей день). Северо-восточный Кавказ вышел из под контроля Сарматии почти на полтора тысячелетия... Потом Дербент достался арабам, потом... Много чего было потом. Русские вернулись в город, построенный скифами, только в 18-м столетии. Петр Первый прибыл в Дербент 23 августа 1722 г. и горожане преподнесли ему ключи от города и историческую хронику "Дербент-намэ"...

 

Хорезм: Солнечный Город в Азии

Великая Скифия почитала солнечного бога Хорса; неудивительно, что города, названные в его честь, были разбросаны по всей ее огромной территории. Херсонес в Крыму и Хорезм на Амударье - оба "города Солнца" были посвящены одному богу.

Высокий уровень культуры древнего Хорезма, "оазиса" в среднеазиатских пустынях, был хорошо известен еще в Средневековье. Но восходила эта культура еще к древним, доисламским временам. Правда, из письменных источников об этих временах было мало что известно. Еще бы! После того, как арабский вояка Кутейба взял Хорезм в 712г. н.э., никаких "источников" не осталось. Как писал великий хорезмиец Ал-Бируни,

"Я всеми способами рассеял и уничтожил Кутейба всех, кто знал письменность хорезмийцев, кто хранил их предания, всех ученых, что были среди них, так что покрылось все это мраком и нет истинных знаний о том, что было известно из их истории во время пришествия к ним ислама..." 82

Археологические раскопки позволили заглянуть в прошлое Хорезма. Город возник на рубеже 5-4вв. до н.э., почти одновременно с северопонтийскими "полисами"; его основанию предшествовала миграция в среднеазиатские оазисы населения арало-каспийских степей (скифов-массагетов). Изначально Хорезм был центром самостоятельного государства, которое не подчинилось ни одной из мощных империй, время от времени накатывавшихся на Среднюю Азию с юга. Ни персидские Ахемениды, ни Александр Македонский так и не овладели Хорезмом. Конечно, противостоять натиску Хорезм мог, только опираясь на силы среднеазиатских скифов - массагетов (или саков, как называли их персы). В сущности, город представлял собой пограничную крепость скифского мира, защищая его от экспансии с южного направления.

Уже во 2в. до н.э. ситуация переменилась в пользу Скифии: теперь политическое влияние исходило с севера на юг, а не наоборот. Из среды среднеазиатских скифов-саков вышли парфяне, установившие контроль над Ираном, а из среды восточно-туркестанских - кушаны, завоевавшие большую часть Средней Азии и Северной Индии. В сферу влияния Кушанской империи вошел и Хорезм.

После распада этого государства (в Зв. н.э.) Хорезм стал самостоятельным центром и начал чеканить свою монету; именно к этому времени относятся его наиболее яркие памятники. Вот как выглядит резиденция царей Хорезма, замок Топрак-Кала:

"Грандиозный замок-дворец подавляет своим суровым величием. Карликами перед ним кажутся огромные болыпесемейные жилые дома города. Центральный массив замка поднимается на 16 метров над уровнем моря, а три башни, каждая 40*40 метров площадью, вздымают свои плоские вершины на 25 метров".83

Общая площадь комплекса достигает 11 тыс. кв. м. В замке обнаружены алебастровые статуи, монументальная скульптура, настенная живопись высокого качества - в общем, все то, что было характерно для "развитых цивилизаций юга".

Во дворце сохранилась эффектная настенная живопись-пышный растительный орнамент, изящные арфистки, женщины, собирающие виноград, рыбы и птицы, лошади...

"Сочетание цветов поражает смелостью и разнообразием: изображения даются на алом, темносинем, черном фоне, образуя поразительные цветовые комбинации. Особенно запоминаются сцены охоты, выполненные в сероватых и охристо-желтых тонах на интенсивно алом фоне, изящные белые и красные лилии, разбросанные по темносинему фону, изображенное в розоватых тонах лицо человека на синем фоне, белые с красным растительные узоры..."84

Стиль топрак-калинской живописи замечателен: есть нечто общее с кушано-гандхарскими образами (впитавшими традиции северной Индии), но есть и нечто... египетское, и... северочерноморское, напоминающее сарматские росписи керченских катакомб. Подобная же яркая живопись обнаружена и в других среднеазиатских центрах, например, в храмах древнего Пянджикента (Согдиана - совр. тер. Таджикистана).

Утверждали (да и сейчас еще утверждают), что искусство Средней Азии - завозное, из Ирана, Индии и даже Греции. Якобы великолепные образцы живописи, в частности, средневековая "персидская" книжная миниатюра, развились на основе южных традиций и были "северными варварами" заимствованы. Но раскопки древних городов Средней Азии говорят о другом.

"Теперь нельзя уже так беззастенчиво уверять, что в Средней Азии нет своей самобытной культуры: факты не только опровергают это, но в некоторых случаях переворачивают вопрос и ПРИОРИТЕТЕ в пользу среднеазиатских народов. Памятниками живописи античной и дофеодальной эпохи оказался богат не Иран, а Средняя Азия. Естественно, что и при решении вопроса о происхождении "персидской миниатюры" ВСЕ АРГУМЕНТЫ СКЛАДЫВАЮТСЯ В ПОЛЬЗУ СРЕДНЕЙ АЗИИ, КАК ЕЕ ЮДИНЫ. В свете этих фактов нельзя не пересмотреть и самого термина "персидская миниатюра"..."85

Ничего удивительного в этом нет: культурный уровень Средней Азии, связанной с Великой Скифией, всегда (как и сейчас) был несколько выше, чем граничащих с нею южных стран...

Нельзя также не пересмотреть и вопрос о происхождении среднеазиатской школы живописи. Ее безусловная стилистическая связь с живописью причерноморской ясно указывает, что ни та, ни другая не пришли извне, из Греции или Ирана, и не были также связаны какими-то "локальными" традициями. Обе восходили к одному источнику, ареал распространения которого включал и Среднюю Азию, и Северное Причерноморье. Надо назвать вещи своими именами: росписи, обнаруженные в Бос-порском царстве в Крыму, росписи дворца в Топрак-Кале и храмов в Пянджикенте - это образцы скифской живописи.

...Кратковременный расцвет независимого Хорезма очень скоро сменился упадком. "Солнечный город" держался, пока был связан с Великой Скифией тысячью незримых связей. Но в 3-4вв. н.э. эти связи порвались...

Как сообщил Ал-Бируни, в 305г. н.э. столица была перенесена царем Афритом, основателем новой династии, из древнего Хорезма в город Кят. С 4в. дворец Топрак-Кала запустел, но город жил еще до 6-го столетия. С этого времени "тысяча городов" Средней Азии пришла в упадок; их сменили укрепленные замки. Замки строили не только аристократы, но и простые крестьяне... Буквально каждая семья превратила свой дом в свою крепость. Времена были тяжелые: со всех сторон на Великую Скифию обрушились полчища варваров.

Кстати, выразительные крестьянские "замки" в Средней Азии раннего средневековья в достаточной степени характеризуют ее социальный строй: "Перед нами, несомненно, еще не крепостное крестьянство, а такой общественный слой земледельцев, которому аристократия не противостояла еще как класс-антагонист"86 Это был государственно-общинный строй, объединявший свободных общинников и военно-культурную элиту в целостную систему.

К сожалению, внутреннее единство Великой Скифии в это время было нарушено, и она не смогла защитить свой южный рубеж - наиболее опасный, имеющий мало естественных границ - "мягкое подбрюшье". С юга напирали варвары - "воины ислама"...

"На протяжении 30-х годов 7 века мекканско-мединская военно-разбойничья политическая община подчиняет себе всю Аравию и начинает набеги на территорию азиатских владений Византии и на Иран... В 651 году арабы вперые появились на границах Средней Азии - под стенами Мерва, Герата, Балха, ограничиваясь на первых порах лишь заключением договоров и наложением значительных контрибуций. Мере и Балх становятся оперативными базами для дальнейших грабительских набегов в глубь Средней Азии".87 Война продолжалась полтораста лет, пока предательство не привело к захвату страны войсками Кутейбы-Ибн-Муслима (712г.).

Однако и при арабах, несмотря на погром, учиненный Кутейбой, культура Средней Азии сохраняла во многом прежний высокий уровень. Средневековый Хорезм оставался крупным земледельческим и торговым центром, связывавшим Европу, Южную и Центральную Азию. В 12-м столетии Хорезм ненадолго обрел независимость; население сразу возросло в 4 раза, страна покрылась усадеб, каналов.

Вот что писал о Хорезме 1219 года (ненадолго обретшем в 11-12 столетиях независимость) известный путешественник Якут: "Не думаю, чтобы в мире были где-нибудь обширные земли шире хорезмийских и более заселенные, при том, что жители приучены к трудной жизни и довольству немногим. Большинство селений Хорезма - города, имеющие рынки, жизненные припасы и лавки. Как редкость, бывают селения, в которых нет рынка. Все это при общей безопасности и полной безмятежности..."88 Эта "безмятежность" продлилась недолго: уже в 1220-е гг. земледельческие оазисы Средней Азии подверглись тотальному погрому. Татаро-монголы поработали так, что прежний уровень экономики был восстановлен и превзойден только в 20-м столетии, когда Россия вернулась в среднеазиатский регион.

Но при арабах культура Средней Азии все еще светила отраженным светом древней культуры Великой Скифии, и делилась этим светом с окружающим миром. Достаточно вспомнить таких уроженцев Хорезма, как выдающийся математик конца 8-начала 9в., создатель алгебры ал-Хорезми (само имя которого трансформировалось в слово "алгоритм"...), астроном, историк и географ ал-Бируни (11 в.); можно назвать и других выдающихся ученых среднеазиатского происхождения - таких, как Ибн-Сина (Авиценна).

Не удивительно, что когда "Хорезм входит в систему арабского халифата, его ученые сразу занимают выдающееся, пожалуй, САМОЕ ВЫДАЮЩЕЕСЯ МЕСТО СРЕДИ СОЗДАТЕЛЕЙ ТАК НАЗЫВАЕМОЙ "АРАБСКОЙ НАУКИ". Да полно, в самом ли деле "арабской"?... И в самом деле арабские - или индийские - те цифры, которыми мы сейчас пользуемся?...

"История античной и афригидской культуры Хорезма, давшая такие убедительные доказательства в найденных нами памятниках культуры, позволяет утверждать, что ал-Хорезми силен не только своим личным математическим гением, но и тем, что он опирался на многовековую традицию хорезмийской математики, выросшей на почве практических потребностей ирригации, путешествий, строительств и торговли. С ЭТОЙ-ТО ЗРЕЛОЙ ХОРЕЗМИЙСКОЙ МАТЕМАТИЧЕСКОЙ НАУКОЙ ПОЗНАКОМИЛ АЛ-ХОРЕЗМИ ПОЛУВАРВАРОВ-АРАБОВ, А ЗАТЕМ, В ЛАТИНСКИХ ПЕРЕВОДАХ, И ЕВРОПЕЙСКИЙ УЧЕНЫЙ МИР".89

Солнечный город излучал свет даже в самые неблагоприятные времена...

 

2.3 Проблемы урбанизации в России

Теперь уже можно не сомневаться, что Великая Скифия с древнейших времен имела собственные города. До сих пор эти города старались приписать кому угодно, но только не скифам. Считалось, что кавказские и среднеазиатские города (типа Дербента и Хорезма) были основаны иранцами; когда это было опровергнуто, стали приписывать их неким "местным жителям". Дольше всего держался стереотип о "греческой колонизации" бассейна Черного моря...

Древние города Приазовья-Причерноморья процветали с 7-6 вв. до н.э. по 4-5вв. н.э. Эти города имели интенсивный торговый и культурный обмен с цивилизациями Средиземноморья и заимствовали оттуда многие достижения. Однако колониями "средиземцев" эти города никогда не были! В самом деле:

1) Их населяли местные "физические лица": скифы, меоты и сарматы; собственно греков было очень мало или даже не было вообще (как в Танаисе).

2) Горожане использовали в быту керамику скифско-сарматского типа; судя по описанию источников, они носили только скифскую одежду, от которой сохранились характерные застежки-фибулы (как в Танаисе). Их погребения были в большинстве своем скифского типа - подкурганные (как, например, на Боспоре).

3) Города возникли в период максимального могущества скифского царства (7-6 вв. до н.э.), которое не только не страдало от агрессии извне, но напротив, само активно вмешивалось в дела государств Передней Азии и Греции. Почти все города развились из более ранних поселений киммерийского времени и даже эпохи ранней бронзы; они носили местные имена.

4) Большинство этих городов никогда не покидало сферы влияния скифо-сарматской цивилизации. Борисфен-Ольвия и прилегающие города северо-западного Причерноморья в основном принадлежали скифам; они успешно отразили агрессию Македонии в 331г. до н.э., хотя во времена могущества Понта и Римской империи иногда теряли независимость. Приазовские города Боспорского царства управлялись собственными царскими династиями меото-сарматского происхождения и почти всегда успешно отражали натиск Средиземья. Только Херсонес и южное побережье Крыма начиная с 1в. до н.э. перешли под контроль Рима и затем Византии.

5) Начальные этапы денежного обращения в северо-западном Причерноморье были прямо связаны с местной, скифской традицией (монеты-стрелки). Боспорское царство имело собственную систему денежного обращения, процветавшую около 800 лет; ареал распространения боспорских денег доходил... до Камчатки!

6) В мастерских азово-черноморских городов создавались высококачественные произведения искусства, не имевшие аналогов даже в Средиземноморье. Используя "импортные" культурные традиции, они отражали духовную культуру скифо-сарматского народа.

7) Религия, которую исповедывали жители этих городов, уходила корнями в местную, скифо-меото-сарматскую традицию (культ "неба", олицетворяющего бога-творца, и его союза с "матерью-землей", культ божественной Девы-"амазонки", мужественных богов-героев Геракла и Ахилла, прекрасной богини любви).

Короче говоря, это были вовсе не "греческие колонии", а просто скифо-сарматские города. Такие же города, кроме азово-черноморской прибрежной зоны, были построены скифами на Кавказе и в Средней Азии. Поскольку скифы-сарматы были прямыми предками русских, у нас есть все основания сказать, наконец, правду: В ПРИАЗОВЬЕ-ПРИЧЕРНОМОРЬЕ, НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ И В СРЕДНЕЙ АЗИИ, НАЧИНАЯ УЖЕ С 7-6 ВЕКОВ ДО Н.Э., СУЩЕСТВОВАЛИ РУССКИЕ ГОРОДА.

Эти города в 4-8вв. н.э. испытали серьезный кризис, но все же не исчезли. Между русскими городами средневековья и античными городами Приазовья-Причерноморья существует прямая преемственность. Многие русские города, возникшие в античное время, живут и поныне: Азов - это древний Танаис, Керчь - Пантикапей, Тамань - Гермонасса, Евпатория - Керкинитида, Севастополь - Херсонес, Симферополь - Неаполь Скифский, Сухуми-Диоскуриада, Феодосия так и осталась Феодосией, Дербент существует до сих пор...

Рассматривая древние скифские города как "свои", следует оценить их культурный уровень относительно общего уровня той эпохи, когда они существовали. На первый взгляд кажется, что древнерусские (скифо-сарматские) города уступали "мегаполисам" древнего мира. Действительно, население Ольвии составляло только 20 тыс. человек, тогда как древний Вавилон и Рим насчитывали сотни тысяч, если не миллион жителей! А гигантские храмы, а роскошные дворцы Средиземноморья и Передней Азии...

Города Скифии и Сарматии были поскромнее. Но следует напомнить простую истину: уровень урбанизации ограничен чисто техническими возможностями эпохи (хотя увы, часто превышает их...). Большинство античных мегаполисов не имели элементарных "удобств", служили центрами антисанитарии и разносчиками всяческой инфекции - физической и духовной. Каково было жить в "многоэтажках" (в 3-4 этажа) без канализации? А римский водопровод со свинцовыми трубами, из которого шла не вода, а чистая отрава?...

Конечно, город представляет собой "сгусток энергии" цивилизации. Но слишком хорошо - тоже не очень хорошо. Избыточная урбанизация возникает в обществе, опутанном неразрешимыми противоречиями, и служит верным признаком надвигающейся гибели цивилизации. Античные "мегаполисы" в сотни тысяч человек населяла чернь, отбросы общества, занимавшиеся не производительным трудом, но обслугой загнившей государственной элиты или просто вымогательством. Население их состояло из ремесленников, производивших "предметы роскоши" и строителей гигантских монументальных сооружений, из торговцев и "переторговцев", из раздувшегося "госаппарата", из проституток и преступников...

Жили такие "мегаполисы" до тех пор, пока не высасывали окончательно все соки из окружавших их деревень и малых городов. После чего цивилизация гибла.

Собственно говоря, те же самые явления захватывали и русскую урбанистическую культуру, но здесь они никогда не достигали того предела, за которами уже становились необратимыми. Поэтому русская цивилизация развивалась волнообразно: избыточная концентрация сил в городах всякий раз приводилась к "норме" самой жизнью.

***

Теперь уже есть все основания полагать, что скифские города 1 тыс. до н.э. были далеко не первыми... Задолго до расцвета скифского царства, за тысячу и даже две тысячи лет, еще в эпоху бронзового века, на территории России появились первые укрепленные поселения городского типа. Самые знаменитые из них - Синташта и Аркаим, обнаруженные в южноуральских степях.

Синташту "почти уничтожила протекавшая здесь река, которая потом изменила све русло. Однако следы двух линий оборонительных сооружений: внешней - прямоугольной и второй-круговой - сохранились. Они состояли из рвов и глинобитных стен, верхняя часть которых была оборудована бревенчатым частоколом. Крупные дома площадью до двух сотен квадратных метров располагались по кругу, плотно прижимаясь друг к другу".

Синташта и подобный ей, но гораздо лучше сохранившийся Аркаим, созданные древними ариями, носителями Андроновской культуры - это уже достаточно крупные и развитые центры, которые археологи по праву называют древнейшими городами: "ТЕПЕРЬ ИСТОРИЮ ГОРОДОВ ЮЖНОГО УРАЛА МОЖНО ОТСЧИТЫВАТЬ ОТ ВРЕМЕНИ ОСНОВАНИЯ ДРЕВНЕГО ПОСЕЛЕНИЯ НА РЕКЕ СИНТАШТЕ - 4 ТЫСЯЧИ ЛЕТ НАЗАД".90

Той же эпохой, что и города южноуральских степей, датируются укрепленные поселения на Нижнем Дону - каменные крепости типа Ливенцовки 1 на берегу Мертвого Донца: "На западной окраине нынешней Ливенцовки сохранились остатки мощных оборонительных сооружений того времени. Исследовано три полуокружных укрепления, стены которых толщиною до 7м (!!!) при сохранившейся высоте 2-Зм были сложены из крупных известняковых камней и блоков"91. Ливенцовская крепость была разрушена в 14в. до н.э.; почти тогда же прекратили свое существование южноуральские поселения, и новые города на территории России возродились только в 8-7вв. до н.э.

Русская цивилизация за 4 тысячи лет испытала четыре эпохи урбанизации, перемежающиеся относительными упадками: ПЕРВАЯ ВОЛНА УРБАНИЗАЦИИ В РОССИИ НАЧАЛАСЬ В 18-16 ВВ. ДО Н.Э., КОГДА БЫЛИ ПОСТРОЕНЫ "ГОРОДИЩА" ТИПА АРКАИМА В ЮЖНОМ ПРИУРАЛЬЕ (АНДРОНОВСКАЯ КУЛЬТУРА) И КАМЕННЫЕ КРЕПОСТИ НА НИЖНЕМ ДОНУ. Население крупнейших из поселений бронзового века доходило до нескольких тысяч человек, что позволяет считать их "городами". К началу железного века эти древнейшие русские города пришли в запустение. ВТОРАЯ ВОЛНА УРБАНИЗАЦИИ - ЭТО СКИФО-САРМАТСКИЕ ГОРОДА ПРИАЗОВЬЯ-ПРИЧЕРНОМОРЬЯ, СЕВЕРНОГО КАВКАЗА И СРЕДНЕЙ АЗИИ, СУЩЕСТВОВАВШИЕ С 7В. ДО Н.Э. ПО КОНЕЦ 4В. Н.Э. Это были уже полноценные города, с населением порядка десятка тысяч человек. Они пришли в упадок в эпоху "великого переселения", но многие все же сохранились и в средневековье, оказав существенное влияние на урбанизацию севера России. ТРЕТЬЯ ВОЛНА УРБАНИЗАЦИИ - СРЕДНЕВЕКОВАЯ, Городское строительство охватило на этот раз всю восточноевропейскую равнину. Максимальное население достигло порядка сотни тысяч человек (Киев). Южные города Приазовья-Причерноморья пережили в этот период возрождение (Тмутараканское княжество), но татаро-монгольское нашествие нанесло по ним удар. Городская культура в России пережила в 13-14вв. упадок.

ЧЕТВЕРТАЯ ВОЛНА - СОВРЕМЕННАЯ. Началась в 15-16-м столетиях и продолжается до сих пор...

Появление первых городов или "протогородов" является верным показателем возникновения полноценного государства. И уже не вызывает удивления, что традиционная "геродотовская" датировка начала скифского царства (16в. до н.э.) прекрасно совместима с датой основания первых городов по русским летописям (19в. до н.э.) и полностью совпадает с датировкой первый крупных "городищ" Великой Скифии типа Аркаима... Древняя историческая традиция говорит правду.

 


1 Д.А.Авдусин. Археология СССР. М: Высшая школа, 1977, стр. 100.
2 Там же, стр. 102.
3 Стр. 110.
4 См.: С.С.Березанская. Об этнической принадлежности черно-лесскоЙ культуры// Труды Международного конгресса археологов-славистов. Т.4 Киев, 1988, стр. 12-18.
5 См.: Д.Я.Телегин. Иллирийские и фракийские гидронимы Правобережья Украины в свете археологических исследований. Вопросы языкознания, 1990, №4, стр. 58.
6 Ю.К.Колосовская. Агатирсы и их место в истории племен юго-восточной Европы. ВДИ, 1982, №4.
7 Я.Филип. Кельтская цивилизация и ее наследие. Прага: Чехословацкая АН и Артия, 1961, стр. 23.
8 Там же, стр. 39.
9 Я.ФИЛИП, пит. соч., рис. 10 на стр. 47: Средняя Европа в Гальштадтское время и в начале латенского времени (сост. Я.Филип по состоянию находок на 1959г.).
10 См.: Б.А.Рыбаков. Геродотова Скифия. М., Наука, 1979, и др.
11 О.И.Мельниковская. Племена Южной Белоруссии в раннем железном веке. М., 1967, с. 170-185.
12 См.: А.Г.Кузьмин. "Варяги" и "Русь" на Балтийском море. Вопросы истории, 1970 №10; того же автора: Об этнической природе варягов. Вопросы истории, 1974 №3.
13 См.: О.Н.Трубачев. Языкознание и этногенез славян. Древние славяне по данным этимологии и ономастики. ВЯ, 1982 №4, стр. 11.
14 Страбон, XI, II, 1.
15 См.: П.Д.Либеров. Савроматы ли сирматы? В кн.: Население среднего Дона в скифское время. М., Наука, 1969.
16 См.: К.Ф.Смирнов. Савроматы. М., 1964, стр. 196.
17 Геродот. История, в кн.: Историки Греции...., стр. 136.
18 См.: Б.Н.Граков. Скифы. М, 1971, стр. 131.
19 См.: В.И.Гуляев. "Амазонки" Среднего Дона. "Природа", 1995 №5, стр. 41-42.
20 См. напр.: Псевдо-Аристотель. Рассказы о диковинах. ВДИ, 1987,№3, стр. 248-250.
21 См.: Г.М.Бонгард-Левин, Э.А.Грантовский. От Скифии до Индии. Древние арии: мифы и история. М, Мысль, 1983, стр. 32-35.
22 См.: Д.А.Авдусин. Археология СССР..., карта на рис. 50, стр. 132.
23 См.: О.НТрубачев. О синдах и их языке. ВЯ, 1976 №4; того же автора: Лингвистическая периферия древнейшего славянства. Индоарийцы в Северном Причерноморье. ВЯ, 1977 №6 и др.
24 См.: М.П.Абрамова. К вопросу о раннеаланских катакомб-ных погребениях центрального Предкавказья. В сб.: Вопросы древней и средневековой археологии Восточной Европы/ АН СССР, Институт археологии, М.: Наука, 1978.
25 Хоренаци Мовсес. История Армении. В кн.: Материалы по истории СССР, под ред А.Д.Горского. М., Высшая школа, 1985, вып. 1, стр. 55-56.
26 Аппиан. "Митридатика". Пер. С.П.Кондратъева. ВДИ, 1946, №4, стр. 280-287.
27 Тацит, Анналы, VI, 33. См.: Корнелий Тацит. Сочинения, Л., Наука, 1969, Т.1, стр. 171.
28 Юстин. Эпигона сочинения Помпея Трога "Historiae Philippiсае". ВДИ, 1955, №1.
39 См.: Б.Я.Ставиский, Между Памиром и Каспием. М., Наука, 1966, стр. 130-131.
40 Диодор Сицилийский. Историческая библиотека, II, 43. См.: ВДИ, 1947, №3, стр. 307-325.
31 См.: М.В.Крюков, М.В.Софронов, Н.Н.Чебоксаров. Древние китайцы: проблемы этногенеза. М., Наука, 1978, стр. 184-186.
32 Плиний Старший. Естественная история, VI, 33. См: М.В.Скржинская. Северное Причерноморье в описании Плиния Старшего. Киев, 1977, стр. 92-111.
33 А.П.Окладников. Раскопки на севере. В кн.: По следам древних культур. М, 1951, стр. 35-36.
34 М.Н.Погребова, Д. С.Раевский. К вопросу об "отложившихся скифах". ВДИ, 1989, №1, с. 58-61.
35 См.: Г.С.Лебедев. Вернемся к началу. Знание-сила, 1986, №10, стр. 17-19.
36 В.Н.Топоров, О.Н.Трубачев. Лингвистический анализ гидронимов Верхнего Поднепровья. М, 1962, стр. 236.
37 См.: Г.С.Лебедев, цит. соч.; Д.А.Мачинский. К вопросу о территории обитания славян в 1-6вв. В сб: Исследования по археологии и древней истории Восточной Европы, под ред. Б.Б.Пиотровского. Л.: Аврора, 1976, и др.
38 Mayer H.E. Die Divergenz des Baltischen und des Slavischen//ZfslPh, 1978, XL, S.52. Schmid W.P. Baltisch und Indogermanisch//BaItistica, 1976, XII (2), S, 120.
39 О.Н.Трубачев. Языкознание и этногенез славян. ВЯ, 1982 №4, стр. 15-16.
40 Арриан. Поход Александра. М., 1993, стр. 51-52.
41 Естественая история, IV, 80. В кн.: МВ.Скржинская. Северной Причерноморье в описании Плиния Старшего. Киев 1977 стр. 92-111.
42 Иордан, сам гот по национальности, постоянно называл готов гетами- даже в заглавии своего труда. См.: Иордан. О происхождении и деянии гетов. Пер. Е.Ч.Скржинской М 1960.
43 Д.Б.Шелов. Железоделательное производство в Северном Причерноморье в раннеантичное время// Античный мир и его периферия. КСИА, вып. 159. АНСССР, М.: Наука 1979 стр. 3-7.
44 История городов и сел Украинской СССР. Крымская область. Институт истории АН УССР. Киев, 1974, стр. 260.
45 Гекатей Милетский, фр. 155. ВДИ, 1947, №1, стр. 298-301.
46 Война с вандалами. Кн.1,1 (10). См.: Прокопий Кесарийский. Война с персами. Война с вандалами. Тайная история. Пер. и коммент. А.А.Чекаловой. М, Наука, 1993, стр. 177.
47 Эту историю трактовали как "легендарную", пока... не был обнаружен перстень, принадлежавший реальному царю Скилу! См.: Ю.Г.Виноградов. Перстень царя Скила. Советская археология, 1980,№3.
48 См.: С.Д.Крыжицкий. Основные итоги работы ольвийской экспедиции// Античный мир и его периферия. КСИА. Вып. 159. АНСССР, М.: Наука, 1979, стр. 9-Ю.
49 См.: Д.Б.Шелов. Монеты-стрелки в Нижнем Побужье. ВДИ, 1987X24, стр. 124-131.
50 Дион Хрисостом. Борисфенитская речь, произнесенная Дио-ном на его родине, в кн.: Поздняя греческая проза, под ред. М.Грабарь-Пассек, М., ГИХД 1961, стр. 92-93.
51 Там же.
52 История городов и сел Украинской СССР. Крымская область..., стр. 111.
53 Д.Б.Шелов. Северное Причерноморье 2000 лет назад. М: Наука, 1975, стр. 74.
54 П.Н.Шульц, В.А.Головкина. Неаполь Скифский/ По следам древних культур. М., 1951, стр. 152.
55 Там же, стр. 164-165.
56 Стр. 162.
57 Стр. 164.
58 См.: Д.Б.Шелов. Северное Причерноморье 2000 лет назад. М.: Наука, 1975, стр. 58, 71.
59 См.: М.И.Ростовцев. Государство и культура Боспорского царства (неопубликованные главы из труда "Скифия и Боспор"). ВДИ, 1989 №3, стр. 186-190.
60 М.В.Агбунов. Античная лоция Черного моря. М, Наука, 1987, стр. 87.
61 История городов и сел Украинской СССР. Крымская область..., стр. 483.
62 Д.Б.Шелов. Танаис- эллинистический город. ВДИ, 1989 №3, стр.49.
63 См.: Древности Нижнего Дона. АНСССР, Институт археологии, отв. ред. Д.Б.Шелов. М., Наука, 1965, стр. 85; рис.7 на стр.14; рис. 19 на стр. 43; рис.31 на стр. 89.
64 Там же, стр. 144-146.
65 Т.М.Арсеньева. Лепная керамика Танаиса, там же, стр. 169, 171,191.
66 См.: ДБ.Шелов. Танаис- потерянный и найденный город. М., Наука, 1967, стр. 118; Д.Б.Шелов. Танаис- эллинистический город. ВДИ, 1989 №3, стр. 51-52.
67 Д.Б.Шелов. Танаис- потерянный и найденный город..., стр. 76.
68 Древности Нижнего Дона..., 1965, стр. 257-258.
69 Д.Б.Шелов. Танаис- потерянный и найденный город..., стр. 129-130.
70 А.К.Амброз. Фибулы из раскопок Танаиса. В кн.: Античные древности Подонья- Приазовья. АНСССР, Институт археологии, отв. ред. Д.Б.Шелов. М., Наука, 1969, стр. 248.
71 Древности Нижнего Дона..., стр. 17, 164.
72 Там же. 208, 214.
73 См.: Гельмольд. Славянская хроника. М-Л., 1963, стр. 36-37.
74 Античные древности Подонья..., стр. 262-263.
75 Ю.П.Миролюбов. Материалы к преистории русов. Соч. в 2-х т., изд. "Золотой век", М., 1997, т.1. стр. 474.
76 См.: А.А.Кудрявцев. Древний Дербент. М., Наука, 1982, стр. 15-17, 25.
77 Там же, стр. 30-36.
78 Там же, стр. 40-42, рис. на стр. 41.
79 Там же, см. рис. на стр. 37.
80 Цит. по: КВ.Тревер. Очерки по истории и культуре Кавказской Албании. М.-Л., 1959, стр. 191.
81 Никаноровская летопись. ПСРЛ, т.27, изд. АНСССР, М.-Л., 1962, стр. 137-141.
82 Цит. по: С.П.Толстов. Древний Хорезм. В кн.; По следам древних культур, М, 1951, стр. 175.
83 Там же, стр. 184.
84 Стр. 186-187.
85 А.Ю.Якубовский. Древний Пянджикент. В кн.: По следам древних культур. М., 1951, стр. 266.
86 С.П.Толстов. Древний Хорезм..., стр. 190.
87 Там же, стр. 192.
88 Цит. по: СП.Толстое. Древний Хорезм..., стр. 194-195.
89 Там же, стр. 197.
90 Г.Зданович. За две тысячи лет до Трои. Вокруг света, 1989, №5, стр. 39.
91 См.: История Дона с древнейших времен. Ростов-на Дону, изд. РГУ, 1965, стр. 25.

 


Назад К предыдущей части
Design by Heathen
© 2000 HW